ARTSphera.com.ua продажа и покупка произведений искусства картин работ мастеров
Русский Украинский Английский Немецкий Французский
Ви вошли на сайт, как гость!
Логин:
Забыли пароль?
Пароль:
Зарегистрироваться
Запомнить
Зарегистрировано: [1933] мастера,   [177] посетителей.
Опубликовано:   [31549] работ.      
Онлайн:
RSS feed
Поиск по:

Последние новости

Брюс Альтшулер. Авангард на выставках. Новое искусство в ХХ веке
Битва за Леонардо
Статья о научном эксперименте по воздействию картин Влами
Влами. Выставка-продажа  картин  
Главой Международной ассоциации биеннале станет Шейха Хур Аль Касими

Последние статьи

5 причин, почему на День влюбленных дарят картины
Художник График.
Галерист Дмитрий Ханкин о перспективах бойкота русского искусства в мире
Старые коллажи из журнала «Огонек», созданные сотрудниками Третьяковской галереи.
5 причин, почему на День влюбленных дарят картины
Романтизм в живописи
Иван Хруцкий картины

Вид искусства

Живопись(21572)
Другое(3097)
Графика(2914)
Архитектура(1772)
Вышивка(1037)
Скульптура(615)
Дерево(439)
Куклы(302)
Компьютерная графика(278)
Художественное фото(269)
Дизайн интерьера(241)
Народное искусство(187)
Церковное искусство(175)
Бижутерия(119)
Текстиль (батик)(107)
Керамика(105)
Витражи(103)
Аэрография(74)
Ювелирное искусство(66)
Фреска, мозаика(64)
Дизайн одежды(60)
Стекло(56)
Графический дизайн(38)
Декорации(26)
Лоскутная картина(14)
Флордизайн(9)
Пэчворк(4)
Бодиарт(3)
Плакат(2)
Ленд-арт(2)
Театр. костюмы(0)

День рождения

Rederik Rurikovith
Rodolfo Fernandez Alvarez
Svetlana Boreiko Yurievna
Алла Рыбакова Александровна
Евгений Суржан Анатольевич
Ирина Ерофеева Владимировна
Роман Пчела Владимирович
Татьяна Угленко Александровна
Юрий КОСАГОВСКИЙ

Полезные ссылки

Ежевика - товары для рукоделия

Облако тегов

Система Orphus


Написал статью: Opanasenko

Саша Арари и московский след в истории «Десяти евреев ХХ века» Энди Уорхола


В Еврейском Музее и центре толерантности проходит выставка «Энди Уорхол. Десять знаменитых евреев ХХ века», где показывают знаменитую серию холстов Энди Уорхола из коллекции семьи Блаватник. К созданию концепции этого проекта в свое время были причастны разные деятели, не все из которых хорошо известны. ЛЁЛЯ КАНТОР-КАЗОВСКАЯ из Иерусалимского университета рассказывает историю одного из них — израильского дилера Александра Арари, в истории которого всплывает «московский след»: Арари консультировал художник Михаил Гробман, московский нонконформист, ставший впоследствии израильским классиком.

Текст: Лёля Кантор-Казовская
 
Энди Уорхол. Голда Меир. Из серии «Десять портретов евреев XX века». 1980

В свое время проект Энди Уорхола «Десять евреев ХХ века» поднял волну критики как откровенно коммерческий, однако, что бы о нем ни говорили, «искусство как бизнес» — это сама философия Уорхола, так что коммерческая составляющая для этой серии вполне органична. Еврейские «гении», как утверждал своим проектом Уорхол, — это отличный товар на рынке ценностей: они будут увековечены и проданы, и их поп-«иконы» будут дуплицироваться и продаваться вечно. «Конечно, все из пластмассы, но я люблю пластмассу. Я сам хочу быть из пластмассы», — сказал он по другому поводу.

Инициатива создания этой серии, как нам пишут кураторы выставки в Еврейском музее, «принадлежит американскому галеристу Рональду Фельдману и израильскому арт-дилеру, Александру Арари». Так кому же из них двоих? По словам Фельдмана, после того как Уорхол отверг его изначальное предложение выполнить серию портретов американских президентов, вторую идею — сделать десять шелкографских изображений пятого премьер-министра Израиля Голды Меир — выдвинул Арари. Постепенно этот проект превратился в проект серии портретов «знаменитых евреев». Разумеется, рассказывая об этом через много лет Ричарду Мейеру (2008)1, Фельдман стремился подчеркнуть свою роль в создании серии. Однако в свое время сообщалось, что автором идеи был как раз Арари: еще в августе 1980 года израильский художественный журнал «Монитин» опубликовал подробную статью о новой серии Уорхола, где говорилось, что идея была «куплена» (так и сказано!) у Арари2. Публикацию из «Монитина» подтверждает приводимая мною ниже информация, что у Арари с Уорхолом был заключен контракт на эту работу.
 
Александр (Саша) Арари и Яков Агам в студи «Медиа», Тель-Авив. Начало 1970-х

Так кто же такой Арари, давший Уорхолу идею? Тот, кто захочет более подробно поинтересоваться этим, обнаружит в истории уорхоловских портретов московский след (который и так уже некоторым образом обозначен самим именем Фельдмана, который много работал именно с московскими художниками).

И в самом деле, израильтянин Александр (или, как все его называли даже в документах, Саша) Арари занялся художественными проектами благодаря своей встрече не с кем-нибудь, а с одним из лидеров второго русского авангарда, московским нонконформистом Михаилом Гробманом. Причем занялся под его руководством, и именно интересы Гробмана Арари поехал представлять в США. Я встречала его у Гробмана один раз, и в связи с нынешней выставкой постаралась реконструировать его историю по материалам прессы, а также на основе неопубликованных иерусалимских дневников Гробмана 1970-х годов (которые сейчас готовятся к печати в издательстве НЛО). Из всех этих материалов, на которые можно было опереться как на основу, и из того, что я знала раньше, вырисовывается интересный фрагмент картины израильской художественной жизни того времени. В 1971 году Гробман эмигрировал в Израиль и почти сразу познакомился с симпатичными супругами Арари и их сыном, который как раз окончил службу в армии и искал себе занятие. Гробман предложил Саше продавать его картины. Слово «дилер» между ними не звучало, и те отношения, которые у них сложились поначалу, и не были формальным дилерством. Гробман посвятил Сашу Арари в свои сложившиеся у него еще в Москве планы, которые сводились к тому, чтобы вытеснить из израильского, да и всеобщего художественного пространства «еврейскую тему», понимаемую реалистически. Он считал, что нужно связать еврейское искусство с современным художественным языком. Идея была проста и грандиозна, Саша поверил в ее культурную и экономическую перспективность и стал всячески способствовать ее реализации. Он продавал картины, а взамен снабжал Гробмана всем необходимым для работы и платил ему ежемесячно. При этом он и сам что-то искал и придумывал интересные проекты. Так, он стал продюсером фильма, который снял художник и режиссер Жак Катмор, глава известной тогда художественной «коммуны», богемная жизнь в которой представляла собой один сплошной перформанс. Катмор, незадолго перед тем прославившийся авангардным фильмом «Случай женщины», в 1973 году снял фильм «Знак», целиком основанный на гробмановских картинах3.
 
Группа Жака Катмора с портретом Голды Меир и «Моной Лизой». Начало 1970-х

По дневникам Гробмана видно, что у них с Арари не обходилось без конфликтов и что в какой-то момент их тандем полностью прогорел и пришлось организовывать дело сначала. Новую стратегию Гробман выстроил сам, и уже не на живописи, а на эстампах: они печатали качественные шелкографии, более дешевые постеры и небольшие репродукции гробмановских работ, которые первое время даже распространялись нанятыми разносчиками. Бизнес стал развиваться, и Арари зарегистрировал фирму под названием «Медиа», после чего и другие художники стали обращаться к нему с тем, чтобы он печатал и продавал их работы, — и среди них Яков Агам, в то время израильский художник номер один. Но отношения с самим Гробманом у Арари были по-прежнему неформальными: «Медиа» обслуживала все его нужды, снабжая его материалами, техникой, людьми — так, например, она целиком продюсировала знаменитые «действия в пустыне» группы Гробмана «Левиафан» (1978). После одного из своих приездов в Тель-Авив, где располагался офис «Медиа», Гробман пишет в дневнике: «Саша и его Медиа много сделали для меня и делают. Саша создал мне атмосферу удобства работы и постоянно пропагандирует мое дело и верит в меня. Но главное, что наши отношения скорее родственные, чем коммерческие» (запись 9 октября 1979. Рукопись, архив Гробмана). Постепенно клиенты у «Медиа» появились и в США, и в 1979 году Саша поехал туда, чтобы найти новые возможности для реализации их общих с Гробманом идей и планов, которые они много обсуждали. Оттуда Арари писал, что для успеха дела Гробман должен сам переместиться в США. С Рональдом Фельдманом он сблизился благодаря Виталию Комару и Александру Меламиду — они были друзьями Гробмана, и Арари сотрудничал с ними, пока они были в Израиле4. А уже благодаря Фельдману стал возможен контакт Арари с Уорхолом.
 
Энди Уорхол. Сара Бернар. Из серии «Десять портретов евреев XX века». 1980

Несомненно, что мысль направить усилия Уорхола на производство «икон» еврейского самосознания была в основе мыслью Гробмана, то есть появилась как часть реализации его программы соединения еврейского содержания с языком современного искусства. О том, что ему удалось заключить с Уорхолом свое соглашение, Арари рассказал Гробману по возвращении, и об этом есть запись в гробмановском дневнике (3 сентября 1979. Рукопись, архив Гробмана)5.

Я думаю, что эта история объясняет какую-то пустотность, вакуум в звучании «Десяти евреев». У этой серии нет автора в старом понимании этого слова, то есть нет лица, несущего полную ответственность за замысел и форму, неотделимую от содержания. Шаг за шагом Уорхол на практике разрушал миф о художнике, и то, что он решил воспользоваться идеей, которую придумал кто-то другой, было для него закономерным и осмысленным жестом. Но и все остальные причастные к возникновению проекта лица не были в полном смысле авторами-заказчиками идеи. Посыл пришел со стороны, но источник этой энергии не был виден никому.
 
Энди Уорхол. Луис Брандейс. Из серии «Десять портретов евреев XX века». 1980

А что же Арари, можно ли проследить его судьбу дальше? Гробман не хотел уезжать из Израиля несмотря ни на что, а Арари все-таки постепенно перенес свою основную деятельность в США, и началась новая, заокеанская страница его жизни. Вскоре он заключил контракт уже с Джеймсом Розенквистом, в тель-авивских газетах стали писать о нем с восторгом6, а молва представляла его воплощением нью-йоркского шика и обладателем двухэтажного лофта. Гробман вспоминает, что лично его эти разговоры насторожили и навели на мысль, что Саша опять увлекся и близок к краху, — но он уже ничем не мог помочь своему бывшему импресарио и воспитаннику. Далее газеты сообщают, что с Розенквистом Арари прогорел7. Однако он не вернулся в Тель-Авив, и в 1990-х годах сумел сделать в Америке новую карьеру — на этот раз в Голливуде, сняв в качестве продюсера несколько фильмов. В частности, именно он осуществлял производство знаменитого фильма Оливера Стоуна «Дорз» о Джиме Моррисоне (1991).


Примечания:

1 В интервью 2007 года автору каталога Warhol’s Jews: Ten Portraits Reconsidered (The Jewish Museum, New York, March 16 –August 3, 2008), p. 21.

2 Роберт Розенберг. Десятка великих Энди Уорхола // Монитин, № 24, август 1980 (иврит). В статье Арари назван «Ионатаном А.», работающим с фирмой «Медиа» и с нью-йоркским галеристом Рональдом Фельдманом. Но «Ионатан А.» — это не личность, а марка, под которой Арари изготовлял эстампы и постеры.

3 Фильм этот пропал после отъезда Катмора в Голландию, нашелся совсем недавно в архивах Синематеки и демонстрировался в Москве на выставке Гробмана в Московском музее современного искусства в декабре 2013 – январе 2014.

4 Так, Арари напечатал «Портреты лидеров с отрезанным ухом» Комара и Меламида, причем большая часть тиража так и осталась в «Медиа», а потом осела в коллекции Гробмана.

5 Кроме того, Уорхол подписал с ним контракт на прокат своих фильмов в Израиле. Копия в архиве Гробмана.

6 Адам Барух. Ошибка в адресе: человек года… // Газета «ЕдиотАхронот», Тель-Авив (субботнее приложение), 8 мая 1981 (иврит).

7 Что Саша сказал Энди? // Газета «ЕдиотАхронот», Тель-Авив (субботнее приложение), 6 октября 1989 (иврит).

По материалам: www.artguide.ru



ВВЕРХ

meta.ua Яндекс.Метрика
Image Slider

(c) Дизайн-група "Dolphins"