ARTSphera.com.ua продажа и покупка произведений искусства картин работ мастеров

Русский Украинский Английский Немецкий Французский
Зарегистрировано: [1952] мастера, [193] посетителя.
Опубликовано: [31955] работ.

Поиск по:
RSS feed
Последние новости
Музей азиатского искусства Crow демонстрирует современную японскую керамику
Первая персональная выставка новых произведений художника Яна-Оле Шимана в Касмине открылась в Нью-Йорке
Выставка посвящена голове как мотиву в искусстве
МоМА получает большой подарок от работ швейцарских архитекторов Herzog & de Meuron
Выставка отмечает Андреа дель Верроккьо и его самого известного ученика Леонардо
Последние статьи
«Где командовали высшие существа: Генрих Нюссляйн и друзья» открывается в галерее Гвидо В. Баудаха
Новая экспозиция Высокого музея посвящена искусству южных backroads
Выставка в Глиптотеке предлагает скульптурную одиссею 1789-1914 годов
Первая большая ретроспектива американского фотографа Салли Манн отправляется в Хьюстон
Tate Modern открывает крупную выставку работ пионерской художницы Доротеи Таннинг
Neo-Op: выставка Марка Дагли открывается в галерее Дэвида Ричарда
Выставка новых работ американской художницы Кэтрин Бернхардт открывается в Ксавье Хуфкенс
Вид искусства
Живопись(21852)
Другое(3159)
Графика(2993)
Архитектура(1874)
Вышивка(1039)
Скульптура(617)
Дерево(444)
Куклы(302)
Компьютерная графика(281)
Художественное фото(273)
Дизайн интерьера(241)
Церковное искусство(194)
Народное искусство(188)
Бижутерия(119)
Текстиль (батик)(107)
Керамика(105)
Витражи(103)
Аэрография(74)
Ювелирное искусство(66)
Фреска, мозаика(64)
Дизайн одежды(60)
Стекло(56)
Графический дизайн(38)
Декорации(26)
Лоскутная картина(14)
Флордизайн(9)
Пэчворк(4)
Бодиарт(3)
Плакат(2)
Ленд-арт(2)
Театр. костюмы(0)
День рождения
Александр Лобода Валерьевич
Виктор Пономаренко
Виктор Паравин
Ирина Букоткина Андреевна
Людмила Шальнева Вячеславовна
Татьяна Шакор Леонтьевна
Эдуард Жалдак Александрович
Полезные ссылки
Ежевика - товары для рукоделия
Облако тегов
Система Orphus


Написал статью: Opanasenko

Гадание на министра


Гадание на министра

ИТТИ ОБОЛЕНСКАЯ подводит итоги деятельности министра культуры РФ Владимира Мединского, объясняет, почему он в ближайшее время может покинуть свой пост, и гадает, кто займет его место.
 
Коллаж: Вадим Семенов/Артгид

Гадать я не люблю и не умею, никогда даже простенького пасьянса не раскладывала, и к ворожеям, в отличие от товарок, не бегаю каждую неделю, не говоря уже о приворотах и прочих штучках из арсенала районных колдунов. Однако вот эта статейка-то как раз из разряда «что было, что будет и чем сердце успокоится». Ни на какую особую аналитику моя писанина не претендует. Как бы я ни тужилась — не дано мне. Я — так, перебираю бусинки-фактики, нанизываю, как в детстве землянику на травинку, чтобы вкуснее есть было. Некоторым мой подход не нравится — легковесно, мол. Да, легковесно, потому как жанр такой — совсем несерьезно о вполне серьезном. А на легкий жанр люди меньше обижаются, как показывает предидущий опыт.

Относительно недавно Россия выбрала путь развития, который при нынешнем состоянии экономики и демографической ситуации ей явно не по силам и точно не по средствам. Но выбор сделан, и сильно потрепанный и худо отремонтированный движок помещен в угрожающего силуэта и традиционно-брутального исполнения корпус. К нему, соответственно, должны крепиться все положенные аксессуары, в частности отмобилизованный и готовый буквально на все пропагандистский аппарат. Надо сказать, что заварили всю эту кашу люди, далекие от ура-патриотического угара, — прагматики и игроки. Для этих прагматичных персон задача всегда сводилась и сводится к удержанию власти и возможности игрового маневра. А все остальное, включая репутацию страны, по брови нагруженную лишним экономику, состояние общества, — всего лишь набор фигурок для «Монополии». Про культуру этим людям думать особо некогда, разве что кто-то из близко приближенных деятелей что-нибудь в каком-нибудь Питере, Давосе или, что чаще, Куршевеле на ухо набормочет, и тогда, конечно, случаются чудеса вроде новой Мариинки. Но это все шалости мирного времени. Сейчас же — время военное, хотим мы того или нет. И надо честно сказать, что для России с ее долгим военно-феодальным прошлым и абсолютно таким же настоящим состояние любой войны — драгоценный дар. Дар этот позволяет не замечать трудностей, несправедливостей и перекосов, держит и население, и власть всех мастей в тонусе. Вот и вожди культуры тоже должны забыть о поисках идентичности и мультикультурных экспериментах, грянуть патриотическое со всех экранов и уклеить все города и веси плакатами в соответствующей стилистике.

Накануне этой суровой годины ниспослан нам был Владимир Ростиславович Мединский. Тогда казалось, что у нас, наконец, появился достойный претендент на роль главного пиарщика Государства Российского. Он-то, мол, и сошьет из рубчатой, неровно окрашенной ткани отечественной культуры камуфляжный чехол, который сделает нашу внешнюю и внутреннюю политику менее уязвимой: ведь попасть в ползущего по руинам человека в камуфляже сложнее, чем едущего в бричке человека в брусничном фраке. Были и те, кто видел в Мединском временщика, поставленного на этот пост, чтобы срубив непокорных и забетонировав все щели, расчистить площадку для другого человека, который вознесется в кресло министра уже для руководства культурой воюющей страны.
 
Министр культуры РФ Владимир Мединский оперативно получает информацию на iPhone во время Ученого совета в Государственном институте искусствознания. 2012. Фото: Екатерина Алленова/Артгид

А теперь давайте посмотрим, что же такого произошло за время княжения Владимира Ростиславовича. Прежде всего, он ввязался в войну с институциями, потеснив в Пушкинском Ирину Александровну Антонову, чего никогда не удавалось ни одному министру до него. Каким-то странным образом он, оставив И. А. в том же кабинете, сдвинул ее в полномочиях и подсадил на ее место Марину Девовну Лошак — человека, мягко говоря, не проходившего ни по каким заданным аппаратным стандартам на эту позицию. Не сам, ох, не сам придумал министр эту головокружительную рокировку, но проделать-то ему пришлось все своими руками и, надо сказать, без страховки. Поэтому записаны и победа, и трофеи на его личный боевой счет. Кроме этого Владимир Ростиславович дал по ушам Валерию Гергиеву, который чувствовал себя абсолютно неприкосновенным в силу личных отношений с первым и вторым лицами государства. Гергиев исчез с радаров, перестал назойливо мелькать на административно-коммерческом горизонте. Мединский аккуратно и без особых скандалов с разоблачениями сменил власть в Большом. При нем регулярно стали получать желтые карточки руководители Эрмитажа, Русского музея и Третьяковской галереи — господа Гусев, Пиотровский и Лебедева. В прежние княжения ничего такого никто из них не испытывал, и даже в страшном сне Михаилу Борисовичу не мог привидеться кабинет министра в Эрмитаже, да еще с отдельным входом! Или вот г-н Гусев, говорят, прямо как русский князь в Орде в ожидании ярлыка, целый день ожидая подписания очередного контракта, истово просидел в приемной министра. И того же самого конца контракта ожидая, все ясны очи выплакала в расписном третьяковском тереме И. В. Лебедева, умученная тайными подозрениями и открытой борьбой с зубастым и нахальным, постоянно от нее чего-то несбыточного требующим коллективом. Но не скачет на помощь витязь отечественной культуры и светлый вождь ея. И грустно директору. И некому руку подать...

Но гораздо интереснее поговорить о том, чего все от министра ожидали, но чего он так и не сделал. Два года назад я квалифицировала Владимира Ростиславовича как белогвардейца. Но тогда я была молода, восторженна и наивна. Надо признаться, что я несколько переоценила масштаб этой части его сложной личности. Предполагаемое белогвардейство Мединского должно было проявиться в фундаментальных вещах, например, очень пышно должна была быть отпразднована столетняя годовщина Первой мировой войны. Но на дворе уже июль, а я что-то не вижу великих свершений в этой области. А ведь это одна из важнейших дат нашей истории — события 1914 года предопределили судьбы не только России, но и всего мира в XX веке. Да, монтируют на Поклонной горе какой-то там памятник героям Первой мировой, но музей-то так и не построили, и я почти уверена, что его идея утонет в бесконечных согласованиях и архитектурных конкурсах. Вместо реальных дел мы видим лишь риторические обороты и нереализуемые обещания. А зря! Под кампанию за восстановление исторической справедливости и возвращения забывчивой Родине и малоблагодарному народу несправедливо вычеркнутых из истории героев можно и нужно было бы уравнять красных и белых, поговорить о революции и контрреволюции, расставив соответствующие акценты. Но нет, все как было, так и осталось тошнотворно-казенным, трусливым и недоношенным.
 
Руководитель проекта «Сноб» Николай Усков и министр культуры РФ Владимир Мединский. Фото: Дмитрий Смирнов / Сноб

Зато пышным цветом расцвело Российское военно-историческое общество, и я даже краем уха слышала о планах выселения из здания Английского клуба на Тверской Музея современной истории России, чтобы разместить в этом особняке клуб РВИО. Я бы лично это одобрила при условии, что там заведут хорошую кухню и богатых, обходительных женихов из кавалергардов, а охальников лейб-егерей пускать вовсе не станут! Пока я писала это все, мучилась, директора музея-то современной России.. А это примета верная!

Отдельной темой является эпическая битва Владимира Ростиславовича с современной культурой во всех ее проявлениях — от современного театра до актуального же искусства. Вот была бы круговая панорама в исполнении глазуновских! Но если опустить как несущественную не отличающуюся разнообразием риторику министра, получится, что одной рукой наш герой душит гидру современного искусства, а другой, в которой, по идее, и должен быть намертво зажат сияющий меч-кладенец для окончательных ампутаций, ее подкармливает. Мединский любит порассуждать о том, что на деньги государства «это ваше современное искусство» существовать не должно, не может и не будет. На деле же на те самые государственные деньги живут и здравствуют ГЦСИ, и другие приживалы. И совершающий смертельные круги в министерской длани карающий инструмент каким-то былинным чудом минует и Миндлина, и иже с ним. Они спокойно продолжают свое дело, кладя на кладенец. Другое дело, как министр ведет себя с Московской биеннале. Грубо он себя ведет. Конечно, передвигающийся с грацией сломанного робота и блеющий невнятицу преподобный И. М. Бакштейн не способен украсить взор и усладить слух министра-государственника. Разговор с ним обычно получается бессодержательным и тревожным, потому что старый хитрец ловко прикидывается неодушевленным предметом. Не обладающего особым терпением Владимира Ростиславовича все это, естественно, очень раздражает, и он, сам не понимая последствий для себя, разражается на публике гневными филиппиками про груду кирпичей или еще как-нибудь выказывает свое недовольство процессом, результатами и действующими лицами.

И вообще, за словом, особенно критическим, как быстро стало понятно, Владимир Ростиславович в карман не лезет. Случаев его чрезвычайно удачных выступлений, вроде известного телевизионного спича о том, что не пекли во время блокады ромовых баб товарищу Жданову в Смольном, накопилось достаточно! Да, не пекли, пекли эклеры или еще что-нибудь из ассортимента спецбуфетов первой категории. Без сладенького хозяин города жить и руководить по-большевистски городом не мог. И это как раз все понимают. И не надо делать из советской партийной и государственной элиты агнцев. Образ жизни этих людей был понятен и ясен и тогда, и, тем более, сейчас. Жданову можно предъявить много чего помимо эклеров. Достаточно одного постановления о журналах «Звезда» и «Ленинград», чтобы репутацию этого человека уже не спасло отсутствие спорных десертов на блокадном столе. Он — форменный скот и, помимо всего остального, несет личную ответственность за травлю магистральных писателей XX века Зощенко и Ахматовой! Но нет, Владимир Ростиславович зачем-то встает на его защиту и призывает в ноженьки памяти его кланяться. И я не могу понять, зачем он это делает. Да, он сделал себе имя на борьбе со стереотипами и, возможно, по инерции продолжает этот путь уже в борьбе вообще со всем, что попадается на глаза. Однако борьба-то эта, по счастью, все-таки остается в разряде упражнений в словесности, да и не в самом тяжелом, слава богу, весе.
 
Министр культуры РФ Владимир Мединский на открытии 5-й Московской международной биеннале современного искусства. Фото: Екатерина Алленова/Артгид

Ну-с, понятно, что, упражняясь в этой самой словесности, никаких особых завалов Владимир Ростиславович не расчистил и никуда фортификационного железобетона не залил. И я почти не сомневаюсь, что именно поэтому его сейчас сменят, а на кого — это будет зависеть от наших ослепительных успехов во внешней политике и от того, насколько мы преуспеем в ковке образа России как страны традиционных ценностей, воюющей за них и готовой положить за это своих и чужих до последнего. Но, скорее, своих, чтобы чужие боялись! Владимир Ростиславович, даже если он прямо сейчас создаст для борьбы с непокорными летучую группу из ряженных чекистами 1937 года реконструкторов РВИО с «эмками» и пулеметами максим на полуторках (как в известном фильме Н. С. Михалкова), все равно не сумеет удержаться в своем кресле. И не помогут ему ни Изборский клуб, ни Баба-яга с клюкой, ни отец Тихон — просто потому, что его время пришло. По нём звонит колокол. Уже с полгода министра Мединского прочат на выход. Прочит и либеральная общественность и, как ни странно, неоконсервативная, для которой он оказался риторически слишком мягок и все-таки социально и культурно чужд. То есть не дотягивает министр в мракобесии до нужного желанного искомого градуса! Уже с полгода его отставки ожидали со дня на день, назывались конкретные даты, шептались в кулуарах. Но Мединский все еще в своем кабинете, но лишь потому, что сначала случилось стихийное бедствие Олимпиады, а потом сразу, без антракта, полыхнула Украина. А в такие моменты коней на переправе не меняют. Правда, за лето ситуация в той или иной мере ухудшится, и придет пора собирать военный кабинет. И тут Владимира Ростиславовича в силу его нерешительности попросят на выход...
 
Советник президента РФ по культуре и искусству Владимир Толстой и министр культуры РФ Владимир Мединский в Государственном институте искусствознания. 2012. Фото: Екатерина Алленова/Артгид

На кресло министра культуры, несмотря на все риски, в последнее время находилось немало претендентов. Например, очень хотела быть министром культуры Наталья Тимакова, но в силу наглухо испорченных отношений с разными сильными аппаратными игроками в Кремле ее даже не рассматривали в качестве возможного кандидата. Или вот ректор «Репы» — Семен Ильич Михайловский: посмотришь, и впрямь готовый министр — всем известен, всем мил, хотя тот еще лис. Но если внимательно присмотреться к его кандидатуре, становится ясно, что на эту роль он, как явный модернист и скрытый западник, совершенно не годится. Сегодня и завтра по крайней мере не сможет он принять министерство, так как не соответствует генеральной военно-патриотической линии. Есть еще, например, главный редактор газеты «Культура» Елена Ямпольская. За полетом этой валькирии я с непрестанным интересом наблюдаю с момента выхода разоблачительного номера газеты про современное искусство. Пересказывать этот сюжет бесполезно — любопытствующие либо уже насладились, либо легко сделают это в Сети, если захотят. С начала украинского конфликта Елена Александровна стала часто появляться в телевизоре и выступать в амплуа «Родина-мать зовет!». И вот это совершенно прекрасно — прежде всего своей абсолютной бессовестностью и совершенно безнадежным, с точки зрения актерской работы, отыгрыванием заказа. Не спорю, она мила многим, особенно консервативным сердцам, но шансов и у нее, тем не менее, практически нет. А вот Владимир Ильич Толстой — приличный человек, в прошлом директор очень известного музея «Ясная Поляна», если кто вдруг забыл. И, да, потомок самого Льва Николаевича! Толстой, как уже было сказано, человек весьма приличный, но с недавнего времени в его обычную интеллигентскую полечку стали прорываться очень странные, складывающиеся в мелодию «Взвейтесь, соколы, орлами» нотки. Нам такое уже знакомо. Но все это заиграло в Толстом не потому, что он так хочет или думает, а потому, что его так заставляют действовать умные люди, знающие, что и как нужно делать, чтобы стать министром и быть им долго и счастливо!

Но кому же достанется кресло министра? Скорее всего, никому из вышеперечисленных. В министерство по старой доброй традиции придет варяг, что вполне объяснимо и правильно. Министр — это проводник политической воли правящего класса в той или иной отрасли народного хозяйства. И не будем тешить себя иллюзиями, культура давно уже не есть надстройка, культура — специфическая экономическая деятельность, сиречь базис. Туда пришлют не того, кого алчет общественность, а того, кто правильнее и надежнее обслужит высший интерес. Тем сердце и успокоится!



ВВЕРХ

meta.ua Яндекс.Метрика

(c) Дизайн-група "Dolphins"