ARTSphera.com.ua продажа и покупка произведений искусства картин работ мастеров
Русский Украинский Английский Немецкий Французский
Ви вошли на сайт, как гость!
Логин:
Забыли пароль?
Пароль:
Зарегистрироваться
Запомнить
Зарегистрировано: [1931] мастер,   [175] посетителей.
Опубликовано:   [31523] работы.      
Онлайн:
RSS feed
Поиск по:

Последние новости

Главой Международной ассоциации биеннале станет Шейха Хур Аль Касими
Генпрокуратура Монако вмешалась в расследование по иску Дмитрия Рыболовлева к Иву Бувье
Итальянский коллекционер Патриция Сандретто Ре Ребауденго открывает музей в Мадриде
Музей Гуггенхайма решил снять с выставки работы, возмутившие зоозащитников
Попытка счастья

Последние статьи

5 причин, почему на День влюбленных дарят картины
Коло Сергiя Гнойового, або як знайти свою Дем`янiвку
Франсуа Жюльен. Великий образ не имеет формы, или Через живопись — к не-объекту
Десять заповедей редактора текстов об искусстве
9 идей по использованию фотообоев в интерьере
Иван Хруцкий картины
Картина «Московский дворик» Василий Поленов

Вид искусства

Живопись(21297)
Другое(3055)
Графика(2849)
Архитектура(1723)
Вышивка(1036)
Скульптура(615)
Дерево(439)
Куклы(299)
Компьютерная графика(278)
Художественное фото(269)
Дизайн интерьера(234)
Народное искусство(187)
Церковное искусство(168)
Бижутерия(119)
Текстиль (батик)(107)
Керамика(105)
Витражи(103)
Аэрография(74)
Фреска, мозаика(64)
Дизайн одежды(60)
Ювелирное искусство(57)
Стекло(56)
Графический дизайн(38)
Декорации(26)
Лоскутная картина(14)
Флордизайн(9)
Пэчворк(4)
Бодиарт(3)
Плакат(2)
Ленд-арт(2)
Театр. костюмы(0)

День рождения

Viktoriya Viktoriya
Арт Тата
Виктория Kriptova
Вячеслав Машика
Мария Бахмутова Александровна
Наталья Сарандук (Романова) Константиновна
Оксана Пуховская Владимировна
Татьяна Гуменник Валентиновна
Тимофей Мотренко Тимофеевич

Полезные ссылки

Ежевика - товары для рукоделия

Облако тегов

Система Orphus


Написал статью: Opanasenko

Пуд соли 14-я Стамбульская биеннале


5 сентября 2015 года открылась 14-я Стамбульская биеннале под кураторством Каролин Христов-Бакарджиев. Соленая вода и мыслеформы как метафоры всего на свете сразу — в обзоре Анны Матвеевой.

Пинар Йолдас. Сердце соленой воды. Инсталляция. Фото: Kubra Karacizmeli. Courtesy IKSV

Нынешнюю Стамбульскую биеннале курирует Каролин Христов-Бакарджиев, экс-директор туринского музея Castello di Rivoli и куратор последней «Документы». Христов-Бакарджиев любит Стамбул (мы тоже согласны, что этот великий город невозможно не любить), и властью куратора она заставляет полюбить — или хотя бы прочувствовать — Стамбул каждого зрителя. Биеннале расплылась на 36 площадок в самом городе и его окрестностях, подавляющее большинство из них представляют одну работу одного художника (групповых выставок всего четыре), и чтобы обойти даже не то что их все, а хотя бы часть, вы вынуждены ходить-бродить по проспектам и переулкам, ездить на автобусе, метро и корабликах через Босфор, неизбежно путаться в узких улочках старого города, спускаться и подниматься какими-то совсем уж звериными тропами, проникать в заброшенные здания и входить в холлы пятизвездочных отелей — в общем, вы обречены познакомиться именно с тканью города, и эти выматывающие, но восхитительные прогулки станут для вас не менее важной составляющей опыта Стамбульской биеннале, чем собственно искусство: Христов-Бакарджиев прямо заявляет об этом в сопроводительном тексте к каталогу биеннале, который является одновременно и путеводителем по местам ее осуществления, без четких указаний которого («Пройдите 300 метров на север вниз по улице Мешрутиет, поверните налево за мечетью, пройдите еще 50 метров и влезьте в дыру в заборе справа, там вы увидите нашего волонтера, он проведет вас к месту выставки») вы не найдете вообще ничего.

Надо сказать, что примерно такую же стратегию — отказаться от большой групповой выставки и разбросать биеннале по всему городу — изначально предлагала и куратор прошлой, 13-й Стамбульской биеннале Фулия Эрдемчи, но тогда ей пришлось изменить планы из-за обострения политической ситуации в городе. Сейчас же в Стамбуле спокойно, и Христов-Бакарджиев развернулась по полной: помимо традиционных арт-пространств (Музей современного искусства Istanbul Modern, где проходит самая большая групповая выставка биеннале, здание начальной школы в Галате, трехэтажный выставочный зал Arter) площадками биеннале стали номера и подсобные помещения отелей, школы и библиотеки, заброшенные жилые дома, два гаража и магазин, старинная подземная цистерна для хранения воды, бывшая баня, маяк в отдаленной рыбачьей деревне, руины дома, где жил в изгнании Лев Троцкий, пришвартованный на пристани острова Бюйюкада корабль и один далекий необитаемый остров Сивриада в Мраморном море, куда невозможно добраться никаким транспортом и нужно нанимать частную лодку, чтобы увидеть там подводную инсталляцию Пьера Юига. Вы обалдеете, наматывая километры по городу и окрестностям в поисках очередного искусства, но тем самым плоть города станет вашей плотью в прямом смысле — мозолями на ногах, усталостью в гудящих мышцах, жаждой, литрами пота и взрывающимся от вала впечатлений мозгом.

Асли Чавишоглу. Red/Red. Вид инсталляции. Фото: Анна Матвеева/Артгид

Приоритет города и приоритет искусства
Несомненно, Каролин Христов-Бакарджиев поступает со зрителем жестоко, заставляя его мотаться пешком и на транспорте в безумном темпе по огромному городу — и вгрызаться в его плоть до кровавых мозолей на пятках. Приоритет перед искусством тут отдан городу. Но приоритет отдан и искусству перед интересами и комфортом зрителя. За исключением четырех групповых выставок, остальные 32 — это тайные места, куда вы долго идете или едете, потом еще долго их ищете, чтобы посмотреть всего одну работу одного художника. Где-нибудь на последнем этаже большого музея может висеть всего пара рисунков (как два рисунка Аршиля Горки в «Музее невинности» — великолепном музее-инсталляции, созданном Орханом Памуком по материалам его же одноименного романа), может быть, одно видео (как видео Дарии Мартин о повышенной чувствительности, выставленное в библиотеке на острове Бюйюкада) или одна инсталляция с полудюжиной крупноформатных фотографий и тихим пиканьем из динамиков среди некогда роскошных интерьеров — Сьюзан Филлипс в заброшенном особняке Mizzi mansion.

Для художника это, конечно, мечта: одна-единственная работа воспринимается в «собственном» пространстве совсем иначе, чем в ряду других на стене в выставочном зале. Невозможно представить себе более уважительного жеста в отношении произведения искусства. Искусство здесь всё, зритель — необязательное ничто, и даже неважно, есть он или нет: так, в каталог выставки полноценно входит инсталляция Эндрю Янга на пляже Riva Beach на севере Босфора. Янг нашел там старый, уже не используемый военный радар, и из этого найденного объекта сделал, судя по описанию в каталоге, некий объект, одновременно и сканирующий окружающий мир, и посылающий ему сигналы о своем существовании. Этот объект никто никогда не увидит: он находится на закрытой территории военной части, доступ туда запрещен, так что остается только гадать, есть ли он на самом деле и как работает. Но он участвует в биеннале, описан в каталоге, а значит — существует в нашем сознании как некая мыслеформа.

Саркис. Два резервуара. Фото: Анна Матвеева/Артгид

Соленая вода…
Биеннале 2015 года озаглавлена «Соленая вода и мыслеформы»; и соленая вода, и мыслеформы выступают здесь вроде бы как максимально широкие метафоры, метафоры всего, под которые можно подвести всё что угодно.

Христов-Бакарджиев была изначально зачарована Босфором, морским воздухом Стамбула, его неразрывной связью с морем, но сами по себе вода и соль могут войти в какой угодно дискурс: без воды нельзя жить, но в ней можно и захлебнуться, а соленую морскую воду нельзя пить; соль — хлористый натрий — вещество, без которого также нельзя жить, от натрия зависит функционирование нашей сердечно-сосудистой системы и нервной деятельности; соль была первым платежным средством еще до появления денег; соль — идеальный консервант; соль, в то же время, — главный разрушитель, агент коррозии, способный разъесть как железо, так и человеческую кожу; соль — хлорид натрия — в конце концов есть соединение противоположностей, противоположно заряженных атома металла и атома неметалла, которые держатся вместе в кристалле и разбегаются в воде. В общем, это сразу обо всем. Хотя соли и воды и в самом прямом смысле на выставках биеннале более чем достаточно, и они опять же выступают в качестве метафор самых разных вещей и явлений.

Кристин Тэйлор Паттен. Микро/макро 1001 рисунок. Фото: Анна Матвеева/Артгид

Соль как самый простой кристалл открывает в биеннале естественнонаучный дискурс: кристаллография, химия, физика, от них переход к биологии, от биологии через, например, психоанализ — к гуманитарным наукам и философии. В пространстве Arter через все три этажа красной нитью проходит история норвежского ученого Карла Фредрика Мюлерца Стёрмера (1874–1957), математика, исследователя северных сияний и фаната фотографии. Помимо его математических расчетов, фотографий северных сияний, научных инструментов к его исследованиям присовокупляются серия «Эвридика — Медуза» Брахи Лихи Эттингер, которая с не меньшей дотошностью препарирует уже не атмосферные, а психологические явления, и одна из лучших работ на биеннале — «Микро/макро 1001 рисунок» американки Кристин Тэйлор Паттен: действительно тысяча и один крошечный рисунок форматом 2,5 х 2,5 см, в последовательности которых разворачивается целый эпос, драматургия геометрических форм, рождающихся из пары едва заметных штрихов, проходящих полное развитие сюжета и так же уходящих обратно в едва тронутый карандашом белый лист. При этом вы ходите, как дурак, и водите глазами по этим сотням почти абстрактных миниатюр, не в силах оторваться.

Анна Богигян. Соляные торговые суда. Вид инсталляции. Фото: Sahir Ugur Eren. Courtesy IKSV

Соль как запах моря и одновременно как один из первых и главных товаров — тема инсталляции Анны Богигян в главном зале Греческой начальной школы в Галате: мешки, паруса, горы соли — о том, как по соленой воде везли мешками соль из страны в страну, и это стало основой торговли и общего для разных стран мира. Груда соли лежит на супружеской постели в инсталляции с видео англичанки Хизер Филлипсон: проход к засыпанной солью двуспальной кровати загораживает боксерская груша, рядом на двух экранах — видео с монологом художницы о разбитом сердце, в общем это про любовь, — но и про пуд соли, который приходится съесть вместе любой достаточно долго живущей вместе паре. Христов-Бакарждиев включает в выставку документальный фильм 1970 года о том, как Роберт Смитсон строил свою знаменитую «Спиральную дамбу» на Большом Соленом (!) озере в штате Юта и сопровождает видео собственной коллекцией камней и кристаллов соли, собранных на его берегах.

Хизер Филлипсон. Un/Fit For Feeling. Вид инсталляции. Courtesy автор и Sahir Ugur Eren

…и мыслеформы
Термин «мыслеформа» был предложен в начале ХХ века художницей Анни Безант и Чарльзом Ледбитером; рисунки-«мыслеформы» Безант стали предвестниками абстрактной живописи, но термин можно толковать безгранично расширительно. Все, о чем мы мыслим предметно, есть мыслеформа; все, что рисует/пишет/снимает/инсталлирует художник и о чем он в процессе производства думал, — также мыслеформа. Сложно найти более универсальный термин для любого продукта человеческого ума.

Рисунки Анни Безант на биеннале присутствуют. Выставлены они в Istanbul Modern, где Христов-Бакарджиев, помимо экспонирования прочих работ, сделала лично для себя отдушину: часть выставки, формой напоминающая длинный коридор, называется «Канал» (The Channel), — что отсылает одновременно к Босфору и к «натриевым каналам» нейронов головного мозга и в общем-то является ее собственным худпроизведением. Здесь перемешаны работы современных художников (Дария Мартин, Тасита Дин) и давно ушедших (Питер Таит (1831–1901), княгиня Фахрониса Зейд (1901–1991), одна из первых турецких женщин-художниц, оп-артистка), труды Дарвина и Лакана, ар-нувошные вазы Эмиля Галле, рисунки нейронов лауреата Нобелевской премии 1906 года Сантьяго Рамона-и-Кахаля, который нейроны и открыл. Христов-Бакарджиев поставила перед собой крайне сложную задачу — поговорить о том, чему и названия толком нет: о вещах максимально общих, о том, как человек осмысляет мир и в каком виде или в каких видах он оставляет после себя это осмысление человечеству. При этом не прибегая к понятийному аппарату философии — единственной дисциплины, приспособленной для такого рода разговоров — и оставаясь в дискурсе визуальности. Для этого ей пришлось отказаться от современности и прокламировать на выставке вневременность, включая в нее работы прошлых веков, а также отказаться от ограничения территорией собственно искусства: деликатно нарушить ее границы и открыть их в сторону естественных наук, показывая искусство как параллельный и взаимосвязанный с наукой способ познания мира. Искусство выступает здесь как интегральная часть знания, и том «Происхождения видов» Дарвина не только содержательно, но и эстетически перекликается с вазами ар-нуво, украшенными узорами в виде бабочек и птиц. «Канал» — самая интеллектуально напряженная часть главной выставки биеннале, смотреть его — интеллектуальный труд, благодарный, но по-настоящему тяжелый. На нем на пути к смыслу правда пуд соли съешь.



ВВЕРХ

meta.ua Яндекс.Метрика
Image Slider

(c) Дизайн-група "Dolphins"