ARTSphera.com.ua продажа и покупка произведений искусства картин работ мастеров

Русский Украинский Английский Немецкий Французский
Зарегистрировано: [1969] мастеров, [276] посетителей.
Опубликовано: [32582] работы.

Поиск по:
RSS feed
Последние новости
Музей азиатского искусства Crow демонстрирует современную японскую керамику
Первая персональная выставка новых произведений художника Яна-Оле Шимана в Касмине открылась в Нью-Йорке
Выставка посвящена голове как мотиву в искусстве
МоМА получает большой подарок от работ швейцарских архитекторов Herzog & de Meuron
Выставка отмечает Андреа дель Верроккьо и его самого известного ученика Леонардо
Последние статьи
«Где командовали высшие существа: Генрих Нюссляйн и друзья» открывается в галерее Гвидо В. Баудаха
Новая экспозиция Высокого музея посвящена искусству южных backroads
Выставка в Глиптотеке предлагает скульптурную одиссею 1789-1914 годов
Первая большая ретроспектива американского фотографа Салли Манн отправляется в Хьюстон
Tate Modern открывает крупную выставку работ пионерской художницы Доротеи Таннинг
Neo-Op: выставка Марка Дагли открывается в галерее Дэвида Ричарда
Выставка новых работ американской художницы Кэтрин Бернхардт открывается в Ксавье Хуфкенс
Вид искусства
Живопись(22598)
Другое(3315)
Графика(3245)
Архитектура(1946)
Вышивка(1046)
Скульптура(617)
Дерево(445)
Куклы(302)
Компьютерная графика(281)
Художественное фото(273)
Дизайн интерьера(250)
Церковное искусство(196)
Народное искусство(193)
Бижутерия(119)
Текстиль (батик)(107)
Керамика(105)
Витражи(103)
Аэрография(74)
Ювелирное искусство(66)
Фреска, мозаика(64)
Дизайн одежды(60)
Стекло(57)
Графический дизайн(38)
Декорации(26)
Лоскутная картина(14)
Флордизайн(9)
Пэчворк(4)
Бодиарт(3)
Плакат(2)
Ленд-арт(2)
Театр. костюмы(0)
День рождения
Виталий Рожков Андреевич
Ирина Ега
Оксана Ильченко Николаевна
Полезные ссылки
Ежевика - товары для рукоделия
Облако тегов
Система Orphus


Просмотров: 3431

Художественная культура античности


Художественная культура античности

Содержание

 

 

Античная художественная культура………………….3

 

 

Эгейская художественная культура……………….…6

 

 

Художественная культура греческой классики и эллинизма……………………………………………...14

 

 

Художественная культура поздней античности……..21

 

 

Литература…………………………………………….27

 

Античная художественная культура

Античная цивилизация, в том числе художественная культура, оценивается в истории человечества как уникальное явление, как образец для подражания, как эталон творческого совершенства.

Многие говорят о «греческом чуде». Но дотошные исследователи отмечают, что в определенном смысле в античной культуре не было ничего принципиально нового по сравнению с предшествующей культурой Древнего мира. Греки,— подчеркивал Дж. Бернал,— пе­реняли, почти не осознавая, массу знаний, сохранившихся от древних империй Египта и Вавилона[1]. Действительно, в этих культурах были зачатки научных знаний: основные геометрические построения, шести- и десятеричные позиционные нумерации, ре­шения уравнений первых двух степеней, солнечный календарь и многое другое; в Индии и Китае сложилась уже тысячелетняя философская культура; Древний Восток создал интересную худо­жественную культуру.

Однако мы не без основания говорим о «греческом чуде», о греческой культуре как колыбели европейской и современной ми­ровой культуры.

Чем же можно объяснить этот «гений», это «греческое чудо»? Приводятся самые разные доводы, гипотезы, предположения: исключительная талантливость греческого народа, его восприимчи­вость к достижениям «чужих» культур; переход от традиционного, земледельческого общества к торгово-ремесленному, с развитием города и городской культуры. Многие ссылаются на особое место­положение Греции — пересечение оживленных морских торговых путей и непосредственную близость к очагам древних культур. Обращают внимание на то, что в культуре Греции важное место занимают полисы с их демократией. Отмечают особый «греческий способ размышления», сочетавший чувственно-образную созерца­тельность, художественно-целостное мироощущение с высоким уровнем логики, математической строгостью доказательств, что позволили перейти от мифологического миропонимания к философско-теоретическому[2].

Все эти особенности составляют содержание и своеобразие греческой культуры. А главным, объединяющим в «греческом чуде» было то, что впервые в истории человечества происходила смена культурной парадигмы, смена системы культурных ценностей. Вме­сто древневосточной культурной парадигмы рождается новая, прин­ципиально иная, дающая иной вектор развития человечества.

Древневосточная система ценностей к моменту зарождения античной культуры исчерпывала свой позитивный потенциал и давала «сбои». Нужны были новые ценности и приоритеты.

Древневосточная культура базировалась на безусловном приори­тете государства. Государство — это стержень, вокруг которого ор­ганизуется вся система культурных ценностей. Именно государство обеспечивало мир, порядок, стабильность и спокойствие в обще­стве, семье, во внутреннем мире каждого своего подданного. Оно же заботилось о сохранении иерархии в обществе, где каждый занимает свою нишу; оно обеспечивало строгое следование тради­циям и ритуалам. В этой системе ценностей человек жил в соответ­ствии с нравственными нормами, которые предполагает Служение человека, исполнением им своего долга перед родиной, государем.

В древневосточной культурной парадигме важны накопленные прошлом знания. Они заслуживают доверия, ибо это дар богов, подкреплены опытом многих поколений. Знания практические которые непосредственно используются в жизни, а не теоретические, представляющие собой поиски сущности, причин явлений, событий. Практические знания позволяли человеку хорошо чувствовать природу, мир, в котором он жил. Человек в этой системе ценностей чувствовал себя органичной частицей мира, а мир, хоть и суровый и жестокий, но не чужой, а родной, и даже — родственный. Жизнь и деятельность человека в системе древневосточных ценностей естественно подчинялась законам и ритмам природы и космоса. Их тонко и точно улавливал человек, и это позволяло ему чувствовать себя защищенным, живущим в гармонии с миром.

Но на определенном этапе функционирование древневосточной системы ценностей привело к стагнации. Перспектива развития зависела от овладения новой системой ценностей.

Новая система ценностей, которая именно в античности начи­нает постепенно завоевывать свое место в культуре, базируется на приоритете личностиглавном организующем начале новой сис­темы ценностей. Личность умеет ценить свободу и стремиться к ней. Личность суверенна и независима экономически и политически, у нее развито чувство равенства и братства. В новой системе ценно­стей важна идея прогресса и потому знания будущего, познание нового и неизведанного приобретают особую значимость. Человека в новой системе ценностей интересуют вопросы сущности: «Я понять тебя хочу, смысла я в тебе ищу»; знания профессиональные, которые позволяют реализоваться личности. В новой системе уста­навливаются новые отношения между личностью и обществом отношения эквивалентного обмена, а их можно реализовывать на основе правовых отношений. Правовые отношения, законный способ  регулирования всех человеческих отношений в обществе. Перед законом все равны. Эта система ценностей, которая утверждает, в античности и называется — Европейской системой ценностей.

Сама античная культура — переходная культура, она долго живет в древневосточной системе ценностей, но уже осваивает европей­скую, постепенно делая ее основой своей жизни и развития. В таких изменяющихся условиях развивается античная художественная культура, неся на себе на разных этапах те или иные особенности проявления ценностных ориентации.

Античная художественная культура прошла несколько этапов во времени от III тыс. до н. э. до V в. н. э.:

I.                  Эгейская:

·        крито-микенская культура – III тыс. до н. э. – II тыс. до н. э.;

·        «темные века» от Троянской войны до гомеровской Греции - XII—XI вв. до н. э.;

·        гомеровская Греция - XII—XI вв. до н. э.;

·        Греческая архаика - VIII—VI вв. до н. э.

На этом этапе античной культуры господствуют древневосточ­ные ценности, они придают своеобразие художественной культуре этого периода.

II.                Греческая классика - VI—IV вв. до н. э.;

Культура эллинизма – 2-я пол. IV в. до н. э.— I в. до н. э.

На этом этапе формируется подвижная равновесная система между древневосточными и европейскими ценностями. В этих условиях художественная культура переживает бурный духовный расцвет.

III. Культура Римской республики     — IV в. до н. э.— II в. до н. э.;

Культура Римской империи  — 1 в. до н. э.— V в. н. э.

Здесь утверждаются европейские ценности и античная культура завершает свое развитие, уступая место следующему витку развития культуры.

 

Эгейская художественная культура

 

 

В III—II тыс. до н. э. на окраине древневосточной цивилизации, на стыке трех материков — Азии, Африки и Европы зарождается эгейская культура. Ее очаг — море с его островами и полуостровами. Эгейская культура была открыта лишь в начале XX в. английским археологом А. Эвансом на острове Крит. Ученый первым предпо­ложил, что существует генетическая связь культуры Древнего Вос­тока с эгейской культурой.

До нас дошло немного памятников критской культуры, главным образом, дворцы знати, которые соперничали между собой богат­ством и роскошью.

Раскопки, сделанные в главном городе Крита — Кноссе, показали, что представители эгейской культуры обладали достаточным мастерством в освоении и организации пространства.

Построенные дворцы — свидетельства довольно развитой архитек­турной культуры. Но можно ли назвать эту культуру художественной в точном смысле этого слова? Вероятно, еще нет. Художественная культура — это сознательно созданная человеком система духовных и материальных ценностей, отвечающая определенным критериям, причем, в этой культурной системе человек осознает себя творче­ской личностью, способной культивировать индивидуальные твор­ческие задатки. Но лишена ли эта культура художественных черт — выразительности, уникальности, неповторимости? Несомненно, да.

Эгейская художественная культура — это особое ее состояние. Человек в это время органично чувствовал себя в Универсуме, в природе. Благодаря «непосредственному созерцанию», он, по опре­делению А.Ф. Лосева[3], интуитивно угадывал фундаменталь­ные основы Универсума — гармонию, целостность, ритм — эстетические по своей сути. Человек неосознанно проявлял эти фундаментальные основы в своем образе жизни, мирочувствовании в жизнедеятельности. А сама деятельность носила синкретический характер; она отличалась органическим единством, нерасчлененностью и не проявлялась в профессиональном плане. Это позволяло деятельности древних греков и ее результатам проявляться как эстетико-художественным ценностям, а последующим поколениям относить эти результаты к художественной культуре, искусству, хотя сами древние греки создавали необходимые условия для жизни и выживания, организовывали свой повседневный быт.

Так, Кносский дворец воспринимается как произведение искусства, для них же этот дворец был явлением повседневного быта. Он органично вписан в ландшафт. Древние зодчие точно учитывали природные условия — форму ландшафта, течение вод и движение воздушных потоков, они удивительным образом выбира­ли наиболее благоприятные места для построек, материал, форму сооружений.

Дворец расположен на невысоком холме. Центр комплекса — прямоугольный двор, а вокруг него свободно группируются различ­ные помещения. Стены парадных залов расписаны фресками, со­здающими праздничное настроение продуманной гаммой красок, торжественных обрядов, сценами из обы­денной жизни. Примечательно, что таинство поклонения богам проходило на природе, в священных рощах и пещерах.

В XV—XVI вв. до н. э. центр эгейской цивилизации перемеща­ется на юг Балканского полуострова, в Микены и Тиринф. Греки-ахейцы строят свои города-крепости на высоких холмах. Такой город получает название «акрополь» — верхний город. Там и рас­полагается царская резиденция. Город укрепляется мощными сте­нами и выполняет роль крепости.

Известный по раскопкам Микенский дворец более упорядочен в планировке, чем свободно-хаотичный Кносский дворец, который возможно был прообразом легендарного лабиринта с быком Мино­тавром греческой мифологии. Микенский дворец — прообраз и греческого храма и греческого жилища. В центре его располагается очаг — символ человеческого уюта. Вокруг очага четыре колонны, которые поддерживают навес с отверстием для дыма. Зал служил для торжественных собраний и пиров.

На фресках двора изображены сцены охоты и битв, что выдает воинственный дух ахейцев. Композиция фресок статична, в них четко выражено стремление к симметрии.

На примере крито-микенской культуры можно увидеть, как человек осваивает мир, делает первые самостоятельные шаги по наведению порядка, вносит свое понимание в устройство мира. На этом этапе он еще очень тесно связан с природой.

Дальше наступают «темные времена», о которых до нас не дошло достоверной информации. Мы можем судить об этом времени по поэмам Гомера «Илиада» и «Одиссея», написанных много веков спустя.

Следующий период — «Гомеровская Греция». О мере и уровне «художественности» этого периода можно судить по предметам гончарного ремесла. Оно близко микенской керамике. Глиняные сосуды первоначально украшались геометрическим узором из гори­зонтальных полос коричневого лака. Узор этот, по-видимому, сим­волизирует какие-то элементы мирочувствования древних греков. Затем, сменяя друг друга, на сосудах появляются фигуры зверей и птиц и, наконец, изображения человеческих фигур. Изображения носят весьма условный характер: голова и ноги в профиль, верхняя часть торса в фас (что напоминает египетское искусство). Такая эволюция дает основание проследить пробуждение интереса к человеку. Сами сосуды имеют разнообразную форму в зависимости от их функции: амфоры для хранения вина и масла, кратеры для смешивания вина с водой, пискиды с крышками в виде фигурок животных и птиц для благовоний, энохии для разлива вина во время трапез.

Человек устраивает свой быт, создает определенный комфорт, проявляет заботу о себе и одновременно, еще не осознавая этого, «творит» произведения искусства.

О нарастающем интересе человека к самому себе свидетельст­вуют статуи из дерева или камня — их называют ксоанами. Это изображения богов, но греки наделяют их человеческими чертами.

Греки были язычниками, поклонялись многим богам, главный бог — Зевс. Наиболее почитаемыми признавались 12 олимпийских (по месту их обитания — на горе Олимп) богов. Само число двенад­цать не случайно. Оно выражает представление древних греков об идеальной структуре космоса. В представлениях греков боги покровительствуют жизнедеятельности человека: Гера оберегает семей­ную жизнь и строго наказывает за супружескую неверность Дионис — бог земледелия и виноделия, Гермес — покровитель па­стухов, а позже торговли и гонцов, Артемида помогает охоте Гефест — бог подземного огня и кузнечного мастерства, но то, что создает Гефест, уничтожает беспощадный Арес — бог несправедли­вой войны и брани. Афина же покровительствует справедливой войне, городской жизни, мирному труду, благодаря ей греки нау­чились приручению диких животных, культуре земледелия, кораб­лестроению. Аполлон — предводитель муз. Профессионального деления внутри художественной деятельности в то время еще не существовало, ценилось единство, содружество, ансамбль муз. Не случайно в Греции была поговорка: «музы ходят хороводом».

Позже в мифах появляется герой. Это уже не совсем бог: он, как правило, рожден земной женщиной. Герой благороден, его ценят за социально значимые поступки и действия, в герое воплощены воинские доблести. Он занимает высокое общественное положение, его почитают. Одним из любимых героев в Греции был Геракл.

Но связь между богами и людьми была необходима, ее осуще­ствляли оракулы, которые для получения прорицаний (и это при­мечательно) обращались к природе: прислушивались к шепоту листьев чудодейственного дуба, к журчанию воды протекавшего источника, присматривались к полету птиц или поведению живо­тных.

На этом этапе культуры человеческое, культурное и природное начала находились в состоянии подвижного равновесия, гармонии. А это создавало благоприятную атмосферу для формирования ху­дожественного творчества, тогда как появление отдельных видов искусств только еще намечалось.

В VIII в. до н. э. появляется алфавитное финикийское письмо. Оно обусловило рождение литературы и, прежде всего, эпоса. Эпос представлен творчеством легендарного поэта, слепого странствую­щего аэда — Гомера. Ему приписывают «Илиаду» и «Одиссею». В эпосе герои — не только боги, но и люди — воины-завоеватели и мореплаватели: Ахилл, Диомед, Одиссей и другие. Они пользуются всеобщим уважением и становятся примером для подражания.

Сюжеты поэм Гомера обращены к отдаленному прошлому. Источником их являются мифы, но Гомер придает им характер исторической картины. В «Илиаде» — это события Троянской вой­ны, один из ее эпизодов, а «Одиссея» — повесть о возвращении одного из героев Троянской войны на родину. Гомер обращается к прошлому, но сквозь него уже проглядывает современное ему обще­ство. Поэт был современником первых полисов в Эгейском регионе, он знал о колонизации земель и распространении новой культуры, он видел, как миф преображается в ритуальные праздники, полисные и межполисные игры, которые имеют эстетическое значение. Наиболее прославленное место межполисных состязаний — Олим­пия, местность в Элиде. Эти состязания положили начало Олим­пийским играм. С VIII в. до н. э. (776 г.) они проходили каждые четыре года и продолжались несколько дней. Во время игр объяв­лялось священное перемирие. На этих играх утверждался культ красоты тела, здесь ценилось не происхождение, а сила, ловкость и красота. Героям игр ставились памятники.

Эти изменения в жизни и культуре исподволь готовили сознание древних греков к новому представлению о достоинстве человека.

Реальная картина жизни полиса конца VIII — начала VII вв. до н. э. представлена в повествовании еще одного эпического поэта — Гесиода. Его интересуют не военные подвиги аристократов, а земледельческий труд. В поэме «Труды и дни» автор рассказывает о семейном конфликте из-за земли, повествует о честном и благо­родном труде земледельца.

Гесиод дает свое представление об истории человечества. Его тревожит будущее, поэт убежден, что люди, удаляясь от природы, от естественной жизни, многое теряют. Побеждает железо: сначала на поле боя, а потом и в нравственном мире человек. Железо — жажда славы и крови, ржавчина и дребезжание в человеческих отношениях. Появляется непочтительность к старшим, себялюбие и жестокость. Уже за плечами рода человеческого «золотой век», где труд был в радость; «серебряный век», где утрачиваются благо­честие и достоинство; век «меди» — время воинственности и жес­токости, а впереди — век «железа»,— сокрушается Гесиод,— «не будет им передышки ни ночью, ни днем от труда и от горя».

В этих размышлениях уже слышны тревожные нотки сожаления о нарушении привычного уклада, о смене ценностей, о нарушении гармонии между природой и человеком. Гесиод строит неутеши­тельные прогнозы на -будущее. Но он не замечает, что железные доспехи из-за их дешевизны доступны рядовым гражданам, а не только аристократии — героям медного века, он не хочет и не может понять, что когда аристократия лишается своих преимуществ в военной и экономической сфере, рождается основа для равенства. Происходит переход от древневосточных к европейским ценностям.

Действительно, в VIII—VI вв. до н. э. проходило «осевое время», по К. Ясперсу[4], когда культура должна была ответить на вызов биосферы и сделать выбор в своем дальнейшем развитии. Не все народы сумели достойно пройти этот рубеж. Многие этого не сумели и остались «неисторическими».

В «железный век» происходят климатические изменения, надви­гается похолодание, культура вообще проходит суровое испытание, но греческая культура достойно выдерживает его.

В Элладе — так на греческом языке звучит Греция — складыва­ется особая социоестественная ситуация и античная культура обре­тает особую судьбу. Собственно именно в этой ситуации и начинает формироваться античная культура. Название «античность» в этом случае условно, в переводе оно означает «древность», хотя мы знаем что этой культуре предшествовала еще более древняя — эгейская. Тем не менее термин закрепился в европейской культуре.

Похолодание на территории Греции проходит мягче, чем в других регионах цивилизации: горный рельеф спасал от холодных ветров, но изменение климата инициирует перестройку сельского хозяйства по интенсивной схеме. Широко используются железные орудия, они помогают расширять участки под посевы новых куль­тур — винограда и оливы. Активно вырубались леса. Лучшие сорта шли на постройку домов и кораблей. Море, которое тоже смягчает климат, у побережья имеет небольшую глубину. Большую часть года оно спокойно. Это благоприятствует развитию торговли, установ­лению связей с соседними странами. Греки осваивают острова, распространяют свою культуру, не навязывая ее другим народам, а налаживая связи и контакты. Возникают объективные условия для установления режима рабовладельческой демократии. Отношения между людьми регулируются не принуждением, а на основе законов. В VII—VI вв. до н. э. проводятся ряд реформ; которые ликвидируют родовые пережитки. Формируется «средний класс». Появляется возможность для появления экономически, политически и духовно свободных людей. Греки открывают «политейн» — политическое, социальное в себе самих. Они чувствуют себя частью природы, но особенной ее частью. Социальность культивируется в античной культуре. Начинает осознаваться ценность личности, а вместе с ней и необходимость новых ценностей — европейских. Первоначально они осознаются лишь мудрецами. Необходимо, чтобы в системе новых ценностей прожило более десяти поколений, прежде чем они станут достоянием общества в целом. Но первые, важные шаги в этом направлении были сделаны греками.

Итак, древний грек привыкает ценить в себе человеческое, культурное. В трагедии «Антигона» Софокл гордо заявляет о том, что «много на свете есть дивного, но нет ничего удивительней человека». Он бороздит на своих судах море, продолжает далее Софокл, обрабатывает землю, приручает птиц и животных, «с помощью искусств он делается властелином зверья, свободно блуж­дающего по холмам», с помощью искусств человек может победить болезни, он многое может, утверждает знаменитый греческий тра­гик.

Грек не посягает пока на космический порядок, предпочитая прислушиваться к музыке космических сфер, к ритму природы; он верит в одухотворенность природы, в силу ее красоты. Он преклоняется перед природой и учится творить красоту, подражая ей. Не случайно творчество трактуется как «мимесис» — подражание, прежде всего природе. Демокрит убежден: «От животных мы путем подражания научились важнейшим делам: у паука в портняжном и ткацком ремеслах, [ученики] ласточек в построении жилищ и [ученики] птиц, лебедей и соловья в пении»[5].

Одновременно грек создает город, где устанавливает свой поря­док, свое равновесие и гармонию, в чем-то и отличные от вселенской гармонии и равновесия. В городе складывается продуманная и ясная система архитектурных форм — ордер (от лат. «ордо» — порядок, строй), которая потом становится основой не только греческой, но и новоевропейской архитектуры. Ордер в архитектуре — это опре­деленная система соотношений несомых и несущих частей соору­жения, их равновесность и гармония. Первые ордера — дорический и ионический. Их названия по местам их возникновения наполня­ются человеческим смыслом. Дорический — воплощение мужест­венности и героизма. Ионический ордер олицетворяет женствен­ность, изящество и мягкость. Позднее появляется коринфский ордер, близкий к ионическому. Ордер — общая система правил, разработанная человеком, но эти правила не исключали творческого поиска зодчего. В VII в. до н. э. завершается формирование основ­ных типов храмов: простиль, амфипростиль и периптер.

Такой же порядок как в архитектуре, греки находят и в музыке, которой отводят важное место в организации своей жизни. Звук для грека существует как физическое трехмерно-стереометрическое яв­ление. Каждый звук — тон. Высокие звуки — светлые, легкие, по­движные; низкие — темные, тяжелые. Звуковой тон имеет определенную структуру и эта структура подобна структуре космоса. Космос, по убеждению греков, настроен на дорийский лад, он издает звуки величественной, крепкой, неувядающей музыки. Дорийский лад в музыке безупречен. К нему тяготеют другие лады. Подражая музыке космоса, греки создают человеческую музыку дорийского лада. Чистый ионизм в музыке — это мягкость. Этот лад расслабляет волю, ведет к наслаждению. Лад в музыке, как ордер в архитектуре, может настроить человека, вызвать в нем то или иное состояние души[6].

В античной скульптуре периода архаики также растет интерес к человеку. В VII в. до н. э.— еще распространены антропоморфные статуи богов. Примечательна статуя из камня Геры с острова Самос: ваятель как бы помогает ей освободиться от стихий природы, выйти из камня. А персонажи статуй VII—VI вв. до н. э. уже не только боги, но и юноши — куросы и девушки — коры, участники религи­озных процессий. Еще большим шагом к свободе и раскрепощен­ности были групповые скульптурные сцены на фронтонах храма Афины Афайи на острове Эгина. А статуя возницы из Дельф уже

полностью порывает с архаической скованностью, его движения естественны и благородны.

Развитие лирической поэзии (со своей стороны) свидетельствует о внимании к человеку, миру его чувств и переживаний. Она выросла из трудовых, застольных и свадебных песен. До нас дошли лишь фрагменты, но и они позволяют судить о том, что, например, Архилоху известна широкая палитра переживаний влюбленного, когда он пишет стихотворение, посвященное своей невесте, или чувство страха и стыда, которые испытывает воин в момент пора­жения и бегства. В поэмах Гомера этого не было. Великая греческая поэтесса Сапфо воспевает в стихах красоту и любовь, а поэт Анакреон делает темой своего творчества радость жизни, любовь и вино. И греки способны это оценить, они ставят ему памятник на афинском акрополе.

Литература этого периода также отмечена стремлением отразить слабости и пороки человека. Рождается особый прозаический жанр — басня. «Отец басни» Эзоп мудро и беспощадно обличает темные стороны человеческой души: «Некто, изготовив деревянную статую Гермеса, вынес ее на агору и стал продавать. Так как покупателей не находилось, он, желая их привлечь, принялся кричать, что продает бога — благодетельного и приносящего выгоду. Тогда кто-то из рядом стоявших сказал ему: "Почтенный, зачем же ты прода­ешь его, когда сам нуждаешься в его благодеяниях?" На это он отвечал: "Мне-то выгода нужна немедленно, а он обычно не скоро ее приносит"[7]. Творчество Эзопа пользовалось огромной популярностью у греков. Его слава дошла до новоевропейской культуры, его басни переводили и перерабатывали во Франции — Лафонтен, в России — И. Крылов.

В античной культуре появляется желание выразить свое пони­мание мира. Разрабатываются эстетические категории, которые выражают важные оценки и аспекты мироощущения греков: гар­мония, мера, ритм, симметрия, целостность, прекрасное. Для греков — это универсальные принципы бытия, это и сущность и способ существования и проявления макрокосмоса и микрокосмо­са. Например, Эмпедокл настаивает: «Из стихий все гармонично сплочено, слажено и посредством их [люди] мыслят, наслаждаются, страдают»[8]; Пифагор утверждает, что мера — это определенное число, которое выражает структуру прекрасного, эта мера подражает общему закону пропорциональных отношений космоса. Кстати, само слово «космос» этимологически родственно слову «космети­ка», то есть украшение, красота. Архилох — лирик второй половины VII в. до н. э. наставляет:

Победишь — своей победы напоказ не выставляй,

Победят — не огорчайся, запершись в дому, не плачь,

В меру радуйся удаче, в меру в бедствиях горюй,

Познавай тот ритм, что в жизни человеческой сокрыт.

В мир древних греков все пронизано эстетично­стью, особенной художественностью. Еще нет искусства в нашем понимании, искусства как профессиональной художественной де­ятельности. Сами греки употребляют слово «тэхне», что означает ремесло, мастерство прекрасного. И тем не менее вся жизнь, быт, повседневность античного человека проходила в эстетико-художественной атмосфере. Поэтому можно сказать, что художественная культура была системообразующей в античной цивилизации этого периода.

 

Художественная культура греческой классики и эллинизма

 

Более ярко проявляют себя европейские ценности в VI—IV вв. до н. э. Этот период получил название «греческая классика». В основе культуры «греческой классики» лежат представления о мере и гармонии, завещанные ей прежней культурой и в отношении к природе, и в отношении новых и старых ценностей: между новой и старой системами ценностей сохраняется подвижное равновесие. Это создает благоприятные условия для расцвета художественной культуры.

Ведущая роль в развитии художественной культуры в Элладе принадлежит Афинам. Расцвет Афин справедливо связывают с именем первого стратега Перикла (444—429 гг. до н. э.). Около него группировалась интеллектуальная и художественная элита — поэт Софокл, архитектор Гипподам, «отец истории» — Геродот, знаме­нитые философы того времени. Победа демократии несомненно расширили возможности художественного развития афинян. Пока­зательно в этом смысле сравнение между Афинами и Спартой, где в одно и то же время по-разному развивается государство. Спарта — яркий образец государства казарменного типа, где вся жизнь пре­дельно регламентирована и подчинена военному распорядку — не оставила ярких образцов взлета культуры. Афины же, наоборот, в условиях демократии поощряют развитие искусств, всех проявлений художественной культуры, о чем с гордостью заявлял Перикл: «...называется наш строй демократия, ввиду того, что сообразуется не с меньшинством, а с интересами большинства. По законам в частных делах все имеют одинаковые права... Никогда... человек, способный принести пользу государству, не бывает лишен к тому возможности из-за бедности, вследствие ничтожности своего поло­жения...», и далее: «Мы любим красоту, соединенную с простотой, и любим образованность, не страдая слабостью духа... каждый человек в отдельности... может у нас проявлять себя полноценной и самостоятельной личностью в самых разнообразных положениях с наибольшей ловкостью и изяществом».

Искусство классической Греции убедительно показывало, что афиняне чувствовали себя в этом мире победителями; они были убеждены, что божественную гармонию, разлитую в космосе, они способны воплотить в своих творениях. Они умели ценить своих мастеров и гордились ими.

Архитектура, музыка, театр, скульптура, монументальная живо­пись, литература — как хоровод муз входят в жизнь граждан Афин. Афиняне были окружены прекрасным. Красота понималась как высший закон искусства. Плутарх утверждал, что в Афинах больше статуй, чем живых людей.

Государство поощряло и поддерживало такую атмосферу в об­ществе, оно создавало благоприятные условия для развития худо­жественной культуры, для распространения культурных ценностей и приобщения к ним всех граждан. Строились специальные здания для хранения картин мастеров — плеотеки (плео — многочислен­ный, теке — хранилище). Устраивались выставки и обсуждения. Надо отметить, что античному образу жизни присуще состязатель­ность, соперничество — «агон». Соперничали между собой государ­ства — полисы, соперничали в своем мастерстве ремесленники и политические деятели, соперничали авторы трагедий, желавшие увидеть свои творения на подмостах афинского театра, и государство поощряло в своих гражданах этот дух творческой состязательности. Оно же заботилось о малоимущих гражданах, раздавая им деньги, чтобы все имели возможность посещать театр. Грамотность стано­вится не привилегией избранных, а достоянием многих. Появился читающий человек. Свои поэты и историки были почти в каждом полисе, а число античных авторов превышало несколько тысяч.

Скульптура. В Афинах в это время работали скульпторы Фидий, Мирон, Поликлет. Значительная часть их работ дошла до нас в римских мраморных копиях.

Величайший скульптор V в. до н. э. Фидий, главный помощник Перикла при реконструкции Акрополя в Афинах, создает гранди­озные скульптуры Афины Промахос, Зевса Олимпийского и Афины Парфенос. Под его же руководством увидело свет скульптурное убранство Парфенона. Его образы наделены одухотворенной кра­сотой и жизненностью. Фидию удалось органично включить скуль­птуру в архитектурные сооружения.

В своих творениях «Дискобол», «Афина и Марсий» и других утверждает силу и красоту человека Мирон. В теоретическом трак­тате «Канон» Поликлет выводит цифровой закон идеальных про­порций человеческого тела, а потом воплощает свои расчеты в статуе «Дорифор», изображающей юношу сильного, спокойного. Этот образ стал нормой представлений греков о совершенстве человека.

Дальнейшее развитие скульптуры связано с возрастанием интереса к внутреннему миру человека. На смену мужественности и суровости образов классики приходит скульптура, где авторам уда­ется пластическими средствами передать тонкий и богатый душев­ный мир. В работах «Афродита Книдская», «Отдыхающий сатир» знаменитый античный мастер Пракситель (ок. 390— ок. 330 до н. э.) воссоздает изящную и одухотворенную красоту. Его героям свой­ственны душевная взволнованность, грусть, задумчивость. Урожен­ца острова Парос Скопаса (IV в. до н. э.) в скульптурных образах проявляется драматическое напряжение духовных сил. Мастеру удается передать накал эмоций, порой трагический надлом, который нарушает гармоническую ясность, столь свойственную высокой классике. Его «Менада» — спутница Диониса — изображена в стре­мительном танце: так с помощью движения художник передает бурный порыв страсти. Скульптура Скопаса рассчитана на круговой обзор. Игра светотени усиливает впечатление динамики образа. Третий скульптор IV в. до н. э. Лисипп, работая в бронзе, ставил перед собой иные задачи. Его интересует человек в момент душев­ного спада, когда он далек от состояния идеального совершенства. Лисиппа интересуют модели, которые позволяют ему передать сложный, а порой и противоречивый внутренний мир. Его «Апоксимен» — спортсмен после состязаний, усталый, отдавший выступ­лению все силы.

Театр. Важное место в жизни древних греков занимал театр. Именно в нем можно было выразить свои чувства и эмоции, сопереживая происходящим на сцене событиям, таким же, как те, в каких они сами принимали участие в реальной жизни. Театр не только отражал их жизнь, богатую событиями, но и служил прояв­лением их интереса к политике.

Древняя Греция оставила три имени авторов трагедии: Эсхил, Софокл, Еврипид, и одно имя комедиографа — Аристофан.

В греческих трагедиях поднимались темы, актуальные не только Для Древней Греции, но и, как оказалось, для всей последующей истории человечества. Главная среди них — утверждение человека в мире, через борьбу, торжество и поражения. Проблему судьбы и личности, которая пытается противостоять ей, разрабатывает отец трагедии Эсхил (525—456 г. до н. э.) Сохранилось всего 7 произве­дений Эсхила. В «Прометее Прикованном», в трилогии «Орестея» автор проводит мысль о том, что мир устроен справедливо и потому не следует сопротивляться судьбе; он предостерегает человека от нарушения им космической «меры», что может обернуться для него бедой.

Софокла (ок. 496—406 гг. до н. э.) интересует проблема взаимо­отношения человека и государства. В трагедиях «Антигона», «Элек­тра» он воспевает мощь свободного человека — его героиня Антигона, нарушает запрет государя и совершает высоконравствен­ный поступок, хоронит погибшего брата; своим поступком она утверждает новые законы в обществе. Софокл же, стремясь к равновесию между старыми и новыми порядками, предостерегает против нарушения традиционных законов гражданского общества; он осуждает деспотизм государя, законы же человеческой морали он ставит выше законов рода.

Театр Эврипида (ок. 485/480—406 гг. до н. э.) — высшая ступень в развитии греческой трагедии. «Философом на сцене» называл Еврипида Аристотель. Наиболее известны его трагедии «Медея», «Ипполит», «Ифигения в Авлиде». Великий драматург изображает жизнь реальных людей и их судьбы. Он смело вводит бытовой элемент в свои трагедии. Его героям свойственны и возвышенные чувства (патриотизм, справедливость) и человеческие слабости и пороки (ревность, оскорбленное достоинство, месть). Как и его друг Сократ, Еврипид одним из первых указывает на самоценность личности, на необходимость познания своей индивидуальности во всех сложных и противоречивых ее проявлениях.

Комедии Аристофана (ок. 445— ок. 385 гг. до н. э.) — это сати­рическое зеркало афинской политической и культурной жизни. Его сюжеты в «Лисистрате», «Лягушках», «Облаках» необычайно злобо­дневны. Человек в комедиях Аристофана представлен в суетной повседневной жизни; он обнаруживает тщеславие, лень, трусость и другие человеческие слабости и пороки.

Архитектура. Большое место в художественной культуре грече­ской классики занимает архитектура. И это не случайно. Более убедительное и наглядное свидетельство способности преодолеть природные стихии и превратить естественный хаос в порядок по человеческим меркам, чем архитектура, трудно найти. Акрополь в Афинах — Олимп демократии, над которым работали архитекторы Иктин и Калликрат, а оформление принадлежит Фидию — важная культурная победа в Древней Греции.

В классической Греции успешно осуществляется программа градостроительства. После 446 г. до н. э. город Пирей приобретает правильную планировку под руководством архитектора Гипподама. В 479 г. до н. э. восстанавливается сожженный Милет. Но если до сожжения он представлял собой город со свободной планировкой, то теперь в него также вносится «гипподамова система». С юга на север и с запада на восток город пересекали две магистрали под прямым углом, на их пересечении организовывался общественный центр. Ширина улиц увеличивалась в два раза. Прямоугольная сетка регулирования прокладывалась при любом рельефе местности. «Гипподамова система» становится господствующей в планирова­нии городов и в последующие периоды европейской культуры.

В эстетической традиции Древней Греции разрабатывается про­блема воспитательной роли искусства. Появляется понятие «калокагатия». Слово состоит из двух частей: «калос» — прекрасный, «агатос» — добрый. В античной культуре это означает гармоничный человек, физически крепкий, красивый и нравственно добродетель­ный, гармонию физического и духовного. В эстетической традиции Древней Греции по большей части царило убеждение, что искусство способно выполнить задачу по воспитанию гармоничного человека, достойного гражданина полиса. От Пифагора, интуитивно угадав­шего психотерапевтическое воздействие искусства на человека, до Аристотеля, разработавшего учение о катарсисе, т. е. об очищающем воздействии искусства на человека и получении им эстетического и художественного удовольствия — у каждого находились свои ар­гументы в пользу этой позиции, каждый выделял свой аспект при рассмотрении проблемы воспитания средствами искусства. Особ­няком стоит Платон, который считал, что искусству нет места в идеально организованном государстве, ибо искусство развращает молодых людей, делая их изнеженными и не способными к испол­нению гражданского долга. Такая позиция Платона может быть объяснена тем, что философ отдавал предпочтение древней системе ценностей и его настораживало то новое, что утверждалось в античной культуре, прежде всего сознание индивидуальности и независимости личности.

Античная культура сформировала много ярких, самобытных индивидуальностей, которые, создавая античную культуру, разви­вали себя и, совершенствуя свою индивидуальность, благотворно влияли непосредственно или опосредованно на античную художе­ственную культуру периода классики.

Конец V—IV вв. до н. э.— поздняя классика, когда нарушается гармония между природой и человеком, культурой, между древне­восточной и европейской системами ценностей в пользу культуры, человека, в пользу европейских ценностей.

Во второй половине IV в. до н. э. происходит выдвижение Македонии. Эта новая империя объединяла разные племена, наро­ды: в контакт вступали разные традиции, верования, обычаи. Од­нако в империи Александра Македонского многие ценности классической Греции оказались невостребованными. В огромной державе военно-бюрократического типа не было места демократии.

В эту эпоху, эпоху эллинизма, государство проводит специаль­ную политику и в художественной культуре.

Центрами эллинистической культуры становятся города: ста­рые — Афины, Милет, Коринф и другие; и новые — Александрия, которые возникали на Востоке. Эти города превращались в центры образованности. Формируется интеллигенция «большого города» Она занимается своеобразным просветительством, так как верит во всемогущество разума. В это время даже религия становится «ра­зумной».

Под покровительством государства в Александрии формируется знаменитая библиотека и научная школа — Александрийский мусейон — прототип новоевропейских Академий наук. В Александрию приглашались ученые, писатели, историки. Они жили и работали в храме покровительниц искусств — Мусейоне, на средства из цар­ской казны. Государство же заботилось о пополнении библиотеки: каждый корабль, входящий в гавань, обязан был сдавать книги. С них снимали копии и при отъезде копии вручались владельцам книг. Так пополнялась библиотека, каталог которой состоял из 120 свит­ков. В библиотеке были представлены труды по философии, исто­рии, ораторскому искусству, поэзии.

Поощряется развитие специальных теоретических областей, ко­торые разрабатывают разные стороны профессиональной художе­ственной деятельности — поэтики, риторики, искусствознания. Оформилась в науку филология. Ученые Александрии и Пергама спорят о возникновении языка и о грамматических нормах. В Александрии изучается по преимуществу поэзия, в Пергаме фило­логи отдают предпочтение изучению прозы.

Литература. Эти исследования сказались и на расцвете литера­туры в первой половине III века до н. э. В Александрии, Сиракузах, на островах Эгейского моря творили многие поэты, оставившие след в истории мировой литературы. Среди них Каллимах (315— 240 гг. до н. э.) — ученый и поэт. Именно он составил знаменитый каталог Александрийской библиотеки, он же проявил себя как новатор греческой поэзии. Его заботит точность поэтических об­разов, лаконичность описаний. В своем основном произведении «Причины» он в поэтической форме рассказывает о полузабытых обычаях и обрядах и объясняет их смысл. Его друг поэт Арат в изящной стихотворной форме описывает и разъясняет астрономи­ческие открытия Евдокса из Александрии.

Широкое распространение получает жанр «идиллия». Ее клас­сиком является Феокрит (пер. пол. III в. до н. э.). В своих идиллиях (букв, картинки) поэт изображает безмятежную жизнь на природе, в гармонии с ней. Герои идиллий — пастухи-буколы и их подружки. Эта поэзия помогала горожанам, уставшим от сутолоки городов, мысленно погрузиться в спокойствие природы.

Возрождение мощного и сильного государства в эллинизме не приводит к утрате интереса к личности. Более того, эллинизм — это культура, где культивируется индивидуализм. Разрабатываются цен­ностные критерии и принципы, которые обнаруживают повышен­ный интерес к психологии человека, к оттенкам его настроений и переживаний. Эллинистическая культура — это культура изысканных чувств и даже чувствительности. Порой в этой культуре нарушаются мера и гармония, и в искусстве проявляются такие черты, как жеманство, манерность, резонерство.

Культ индивидуализма и забота об изяществе в творчестве дают импульс развитию эпиграммы — краткого лирического стихотворе­ния. Это новое мироощущение Каллимах выразил так:

Не выношу я поэмы киклической. Скучно дорогой

Той мне идти, где снует в разные стороны люд;

Ласк, расточаемых всем, избегаю я, брезгую воду

Пить из колодца: претит общедоступное мне[9].

Театр. Интересна судьба театра в эпоху эллинизма. Первое произведение создателя «новой комедии» — комедии нравов Ме­нандра (342—291 гг. до н. э.) посвящено жизни простых афинских семей с их заботами, повседневными проблемами, радостями и печалями. Комедию Менандра, где была представлена частная жизнь, греческая публика не приняла. Она привыкла к героическим сюжетам и к иным героям. Но постепенно греки стали чувствовать себя в театре как дома, для них был понятен и приятен язык комедий, пропитанный поговорками и прибаутками: «Время исце­ляет любые раны», «Друзей и недругов надлежит судить одной мерой» и другие. Произведения Менандра были столь жизненны, что родилось высказывание: «Менандр и жизнь. Кто из вас кому подражает?»

Скульптура. Те же чувства и настроения, темы и образы, которые волновали поэтов и драматургов, и прежде всего — внутренний мир человека,— волнует и скульпторов. Они создают реалистические портреты простых людей: рыбаков, пастухов, рабов, уличных маль­чишек. Скульптура была способна выразить лирические и поэтиче­ские настроения (статуэтки из Танагры), передать живость бытовой сценки («Старик, вынимающий занозу из ноги», «Мальчик с гусем», работы Боэфа).

Внимание художественной культуры к тончайшим настроениям и переживаниям человека удивительным образом сочеталось с увлечением крупными формами. Масштабность, монументаль­ность, гигантизм в художественной культуре призван был демонст­рировать мощь и богатство государства. Успешно решаются градостроительные задачи, города строятся в соответствии с «гипподамовой системой». Возводятся дворцы, храмы, зрелищные соо­ружения. В 353 г. до н. э. в Галикарнасе воздвигается гигантская фобница царя Мавсола (отсюда — «мавзолей»), в которой соединя­йся торжественная восточная пышность декора с изяществом греческого ионического ордера. В Эпидавре по проекту архитектора Поликлета Младшего (360—330 гг. до н. э.) возводится знаменитый театр. На его каменных скамьях могло разместиться 10 000 зрителей а блестящая акустика позволяла слышать голоса актеров с послед­него ряда. Ученик Лисиппа, скульптор Харес создает статую бога солнца Гелиоса, высотой в 32 метра, вошедшую в историю как Колосс Родосский. В то же время возводится Форосский маяк — произведение инженерного искусства. Его высота свыше 100 метров. Для площадей, храмов, общественных сооружений создается скульптура со сложной композицией. Особой славой пользовался монументальный алтарь Пергама, где была изображена битва богов и гигантов. Автор изобразил победу богов-хранителей порядка и гармонии в природе и обществе, а в реальной жизни побеждали иные ценности. Готовится почва для нового этапа античной куль­туры, завершающего этот период истории человечества — Римской культуры.

 

Художественная культура поздней античности

 

В IV—III вв. до н. э. Рим подчиняет себе весь Апеннинский полуостров; в III—II вв. до н. э. покоряются Карфаген, Греция и все восточное Средиземноморье. Создается мощное военно-адми­нистративное государство с хорошо отлаженным строем жизни, иногда напоминающим казарменный быт; работают новые «меха­низмы» управления обществом. Государство учится жить по законам и прививает своим гражданам правовое сознание. Постепенно в общественном сознании укрепляется убеждение, что закон может и должен гарантировать права и свободы граждан. На этом этапе культура открыла и продемонстрировала на практике особую форму сосуществования разных народов и культур, а также возможности централизованной власти.

Римская культура развивается на своей древней основе — куль­туре этрусков, которая по сравнению с культурой Древней Греции того же периода (VIII в. до н. э.) была более мрачной и суровой. Это накладывает отпечаток на всю дальнейшую культурную тради­цию Рима. Художественная культура Рима носит более прозаиче­ский и прагматический характер. Римлян больше заботит проблема удобств и комфорта в быту, чем тонкости внутреннего мира чело­века. Они строят хорошие дороги, прокладывают акведуки, возводят общественные здания, где бурлит деловая, торговая и политическая жизнь. Римляне живут реальными, практическими интересами, а не идеалами. Но и им не чужды некоторые древнегреческие ценно­сти. Патриции предпочитают давать своим детям греческие имена, их жизнь украшают предметы быта греческого происхождения, они заимствуют некоторые привычки и обычаи Древней Греции. Но дух ческой культурной жизни их не увлекает; римлянам чужда обязательность древнегреческой культуры. Римляне практичны им кажется бесполезным тратить время на дискуссии и философские споры, а вот занятие литературой для них не лишено смысла. Литература — оружие, которое способно служить государству в вос­питании граждан, в укреплении государства и прославлении его правителей.

В эпоху римских завоеваний искусство убеждать — красноречиебыло составной частью художественной и политической культуры. Римские полководцы были, как правило, хорошими ораторами,— это помогало поддерживать дисциплину и воодушевлять воинов. Школой красноречия был Сенат, где прославили свои имена Марк Порций Катон (234—149), противостоящий римской аристократии, Марк Туллий Цицерон (106—43) с его девизом: «Знай дело, слова найдутся» и многие другие.

В Риме появляется первая крупная частная библиотека. Она становится центром культурного общения и объединения не по культовым или профессиональным, а по культурным интересам — это кружок Сципиона — римского полководца, куда входили Полибий — историк, Теренций — комедиограф, Гай Лелий — юрист и другие видные граждане республики. В 1 в. до н. э. эта традиция распространяется на другие города. Даже в маленьких городах Римской империи возникают подобные объединения. Широкую популярность получила «Вилла Папирусов» — настоящий грече­ский гимнасий. Вдохновителем этого кружка был философ-эпику­реец Филодем, именно его хорошо подобранная библиотека дала название вилле. К вилле примыкал сад, где были расставлены статуи греческих мудрецов, греческих и римских поэтов, правителей эпохи эллинизма. На вилле бывал Тит Лукреций Кар (99—55). В своей поэме «О природе вещей» он в поэтической форме раскрывает свое понимание природы, культуры, человечества. Лукреций настаивает, что подлинный герой страстно желает «сорвать с ворот природы запоры», смело шагнуть за ограду мира и мыслью и духом обнять всю безграничную Вселенную[10].

Складывается римская система обучения и воспитания, в основе которой лежала система образования эллинизма. Школа была час­тью городской жизни и, хотя существовало домашнее воспитание, римляне предпочитали отдавать детей в эти школы. Они были убеждены, что делать все сообща — врожденное свойство людей, именно в школьном коллективе рождается полезный дух состяза­тельности. В школе давали знания по литературе, грамматике, Риторике.

В республиканском Риме открывают ценность поэзии. В жанре лирики не было равного по таланту поэту Гаю Валерию Катуллу (77—47). Темы его стихов — любовь, дружба, переживания человека. «Ненавижу и люблю!» — так начинается его стихотворение, обра­щенное к неверной возлюбленной.

Развивается и жанр комедии. Римский комедиограф Тит Макций Плавт (ок. 250— ок. 184) занимается переложением греческих ко­медий на римский лад. Он мастерски объединяет несколько пьес в одну, заимствует удачные сюжеты и помещает их в римские условия. Из пьес Плавта до нас дошли поговорки и идиомы: «Человек человеку — волк», «Пустить козла в огород» и другие. Другой рим­ский комедиограф Афр Теренций (190—159)— африканец по проис­хождению, несмотря на то, что был рабом, после своего освобождения и благодаря таланту, был принят в кружок Сципиона. В своих комедиях «Свекровь», «Братья», «Евнух» он проводит идеи гуманистического воспитания, ибо ему близки греческие идеалы меры и гармонии.

Особое место в римской культуре занимает скульптура и, прежде всего, скульптурный портрет. Римский скульптор ставит своей задачей не только точно передать физическое своеобразие черт изображаемого лица, портретное сходство, но и выразить своеоб­разие характера. Образы деловых людей, ораторов, граждан респуб­лики лишены идеализации, они естественны и реалистичны.

С конца II в. до н. э. происходят серьезные изменения в архитектуре. Строительная практика обогащается новым материа­лом — бетоном. Это нововведение позволило увеличить размеры зданий, разнообразить их внешний вид и внутреннее устройство. Теперь можно возводить своды и купола больших размеров. Появ­ляются сводчатые сооружения мостов, акведуков, складских поме­щений. Возник новый тип общественных зданий — базилика. В ее залах заседают суды, совершаются торговые и биржевые сделки. Появилась триумфальная арка, которая ставилась в честь героев-победителей. Изменилось отношение к архитектуре жилого дома. Он приобрел парадность. Стены жилого дома расписываются фре­сками. Дом окружает сад, а на внешние стены домов наносят пейзажи; утверждается культ облагороженной природы.

Оформляется центральная площадь Рима — Форум. На площади размещались основные общественные здания — сенат, суды, архи­вы, тюрьма, главные храмы, трибуна, с которой выступали ораторы. На центральной площади ставились прижизненные и посмертные памятники героям.

В конце I в. до н. э. Римское государство приходит к диктатуре и превращается из республики в империю. Первым императором Рима стал Октавиан, который принял титул Август, то есть «боже­ственный». Наступил последний период античной культуры, кото­рый завершился закатом античности в V в. н. э.

Особое место в Римской империи занимали города. Они росли с огромной скоростью. За одно столетие они выросли и протянулись юге до границ с пустыней, на севере до берегов европейских рек. В этот период были заложены многие европейские города — будущие столицы Европы. Все они обретали облик Рима: регулярная планировка улиц, которые вели к центру политической культурной жизни. Города в Римской империи — это центры культуры. Сеть городов — своеобразная система распространения римской государственности, права, образа жизни, искусства. В города стремились риторы, поэты, интеллектуалы, художники. Каж­дый город считал за честь иметь свою школу, свой форум, театр, то есть быть похожим на просвещенный Рим. Культура приобретает довольно единообразный характер.

Город становится миром, а мир — городом. Город в представле­нии римлян — властелин мира. Рим же воплощение всемогущей космической силы — власти. Город и, прежде всего Рим, направляет человечество от хаоса к порядку, от дикости к цивилизации.

Все императоры Рима считали делом чести укреплять, развивать и украшать Рим. Они соперничали между собой в грандиозных градостроительных проектах, заказывая общественные здания, по­ощряя строительство частных особняков с садами и парками. Каждый император, желая укрепить личную славу, сооружал новые площади, устраивал торжественные церемонии, перестраивал Рим. Октавиану приписывают слова: «Я взял Рим глиняным, я оставляю его мраморным».

В эпоху римской империи возникает Капитолий, поражающий своей пышностью, строится Колизей (от лат.— колоссальный) — амфитеатр, который вмещал более 50 000 зрителей. Все ярусы его были украшены колоннами дорического, ионического и коринф­ского ордера. Инженерный расчет обеспечивал прекрасный обзор арены с любого яруса и места. С помощью особых механизмов из подземных помещений поднимались декорации, люди, животные. В Колизее устраивались гладиаторские бои, общественные игры. Римляне любили зрелища, на них рождались общие переживания, чувство единения — фундаментальные ценности римской культуры. Не случайно пророчество гласило:

Когда падет Колизей, падет Рим,

Когда падет Рим, падет и Мир[11].

Из всех благородных искусств античности, которые в Древней Греции «ходили хороводом», в Риме выделяется архитектура. Она — самое наглядное и убедительное средство прославления ве­личия Рима.

При императоре Траяне (109—113) архитектором Аполлодором сооружается грандиозный Форум. К площади Форума примыкали две библиотеки с латинскими и греческими рукописями. На площади стояла колонна Траяна и храм в его честь. При императоре Адриане (117—138) был возведен Пантеон — «храм всех богов» Особое внимание было уделено интерьеру, он был огромен, но пропорционален и гармоничен. Стена разделена на два яруса, в нижнем, в глубоких нишах стояли статуи богов.

Римский зодчий и теоретик Марк Витрувий (вторая половина I в. до н. э.) обобщает многовековой опыт греческой и италийской архитектуры и техники в «Десяти книгах об архитектуре». В них он дает определение архитектуры: «прочность, польза, красота» и посвящает свой труд Августу.

В империи проводилась государственная политика покровитель­ства искусству. В художественной культуре рождается новое явление — меценатство, названное по имени приближенного им­ператора Августа Гая Цильния Мецената (между 74 и 64 — 8 г. до н. э.), обладавшего безупречным эстетическим вкусом и покрови­тельствовавшего людям искусства. Его имя стало нарицательным и положило начало моде в великосветских домах Рима — заниматься филантропической деятельностью. Некоторые римские императоры (Адриан, Марк Аврелий) даже предпочитали славу покровителя муз славе повелителя или завоевателя.

В искусстве императорского Рима возрождается интерес к геро­ической теме. Римские императоры были заинтересованы, чтобы их жизнь и деятельность прославлялась художественными средст­вами. Август считал литературу мощным средством прославления своей персоны, формирования благоприятного общественного мне­ния относительно своей деятельности. Рим нуждается в литературе, которая бы отражала величие римской державы, нужен был свой Гомер. И он появился, им стал Публий Вергилий Марон (70—19), участник кружка Мецената. Он создает римский эпос «Энеида».

Автор подражает Гомеру в выборе героя, в описании отдельных коллизий. Но это эпос уже иного времени. Повествование, смена его картин подчиняется изменениям внутреннего состояния героя — Энея. Этого у Гомера не было. Нет у Гомера и интереса к настоящему и будущему, а главный герой Вергилия не только знает прошлое, но живо интересуется настоящим, его волнует будущее, в котором скрыта его судьба и судьбы его потомков.

Время Августа — это время «золотой латыни». В западной части Римской империи побеждает латинский язык, язык — энергичный, активный, его отличает логическая стройность. Мысль на нем может быть выражена ясно и кратко. Глагол в латыни «командует», под­чиняет себе все остальное, он дисциплинирует мысль. А «мыслить дисциплинированно», отмечает на закате римской культуры фило­соф Боэций (ок. 480—524/5),— это значит противостоять хаосу, укреплять порядок.

«Золотая латынь» — это язык Вергилия, Цицерона и Горация. Марк Туллий Цицерон (106—43) — римский государственный дея­тель, знаменитый оратор. До нас дошли его речи и трактаты: «Оратор», «Брут», где впервые налатинском языке была разработана теория ораторского искусства. Квинт Гораций Фланк (65—8) — автор сборника «Сатиры» придал латыни звучание греческой лири­ки. Гораций не только лирический поэт, он не забывает и прослав­лять своих благодетелей — Августа и Мецената.

Время правления Августа знает еще одного прославленного поэта Публия Овидия Назона (43—17), который был выслан из Рима и умер в изгнании. Это тонкий мастер лирических поэм и любовных посланий. Овидий решил еще одну творческую задачу — изложил в стихах греческие мифы и римские предания.

В век Флавиев эпическая муза римской поэзии умолкает. Теперь торжествует сатирическая поэзия, в которой римское общество представлено не с лучшей стороны. Появляется едкая сатира Гая Петрония Арбитра (I в.) — автора любовно-бытового романа «Са­тирикон», где разворачивается сатирическая панорама нравов рим­ского общества. Автор безжалостен в бичевании аристократов-бездельников, выскочек из вольноотпущенных. Эти герои рождали у римской публики живые ассоциации с реальной жизнью. Децим Юрий Ювенал (ок. 60—127) — классик «суровой сатиры», где в форме философской диатрибы — бесед, рассуждений на моральные темы — разоблачается все римское общество.

Во II—III вв. особую популярность завоевывают романы, где герои отправляются в путешествия, с ними происходят интригую­щие приключения, чудеса, фантастические истории, а попутно они совершают благородные поступки, вступая в борьбу со злодеями и защищая обездоленных и униженных. Один из блестящих романи­стов этого времени — Луций Апулей пишет бытовой роман «Мета­морфозы» (известный также под названием — «Золотой осел»). В романе описываются невероятные приключения юноши, колдов­скими чарами превращенного в осла.

История скульптурного портрета прошла в своем развитии несколько стадий. Вторая половина I в. отмечена появлением интереса к тонкой характеристике человеческих чувств — портреты императоров Веспасиана и Вителлия. Затем наступает время идеалов — во II в. создаются скульптурные портреты императора Адриана и конная статуя Марка Аврелия — «философа на троне». Император изображен в состоянии глубокой задумчивости: «Время человеческой жизни — миг, ее сущность — вечное течение, ощущение смутно, строение всего тела — бренно, душа — неустойчива судьба — загадочна, слава — недостоверна». Это строки из его днев­ника. Портреты III в. глубоко правдивы, жизненны и беспощадны. Они передают тревожное состояние человека и общества, которое все более погружается во мрак. Человека терзают мучительные раздумья, страх, неуверенность, отчаяние.

В 395 г. произошел раздел Римской империи на Западную и Восточную (Византийская культура). В 476 г. Западная Римская империя пала. Культура античности, погибая, передала эстафету другим культурам, прежде всего новоевропейской и мировой.

Европейская и во многом мировая культура построены на фундаменте античных ценностей. Античность «выстрадала» их и передала в наследство последующим эпохам, раскрыв высокую ценность человеческой личности в ее свободном развитии, оставив высочайшие образцы художественной культуры в самых разных ее проявлениях, убедительно подтвердив, что если художественная культура является системообразующим компонентом культуры в целом, то человечество способно достойно решать трудные пробле­мы своего развития и совершенствования.

 

Литература

 

1.    Бернал Дж. Наука в истории общества. М., 1956.

2.    Емохонова Л. Г. Мировая художественная культура. М. 2001.

3.    Ильина Т. В. История искусств. Западноевропейское искусство. М., 1993.

4.    История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли. Т. I, раздел
«Античность». М., 1962.

5.    Качановский В. В. История культуры Западной Европы. Мн., 1998.

6.    Культура античного мира. М. 1966.

7.    Культурология. История мировой культуры. Под ред. А. Н. Марковой. М., 2000.

8.    Лосев А. Ф. Античная музыкальная эстетика. М., 1960—1961.

9.    Лосев А.Ф. Античная эстетика. Ранняя классика. М., 1963.

10.         Мартынов В. Ф. Мировая художественная культура. Мн., 2000.

11.         Мировая художественная культура. Под ред. Б. А. Эренгросса. М., 2001.

12.         НемировскийА.И., Ильинская Л. С., Уколова В.И. Античность: история и культура: Пособие для учащихся в 2 томах. Т. I — М., 1994.

13.         Юхвидин П. А. Мировая художественная культура. М., 1995.

14.         Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1991.

 

[1] Бернал Дж. Наука в истории общества. М., 1956. С. 19.

[2] Лосев А.Ф. Античная эстетика. Ранняя классика. М., 1963. С. 37.

[3] Лосев А.Ф. Античная эстетика. Ранняя классика. М., 1963.

[4] Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1991. С. 69.

[5] История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли. Т. I, раздел
«Античность». М., 1962. С. 86.

[6] Лосев А. Ф. Античная музыкальная эстетика. М., 1960—1961. С. 101.

[7] НемировскийА.И., Ильинская Л. С., Уколова В.И. Античность: история и культура: Пособие для учащихся в 2 томах. Т. I — М., 1994. С. 128.

[8] История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли. Т. I, раздел
«Античность». М., 1962. С. 86.

[9] Ильина Т. В. История искусств. Западноевропейское искусство. М., 1993. С.121.

[10] Ильина Т. В. История искусств. Западноевропейское искусство. М., 1993. С. 134.

[11] Ильина Т. В. История искусств. Западноевропейское искусство. М., 1993. С. 157.

Opanasenko
Написал полезное: Opanasenko


ВВЕРХ

meta.ua Яндекс.Метрика

(c) Дизайн-група "Dolphins"